Каталог товаров
0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
Печать

Ворожея за кадром. Юлия Чепухова

В избранноеСравнение
525 Р
-+Купить
  • Обзор
  • Характеристики
  • Отзывы (0)
  • Читать фрагмент

Обычная провинциалка из глубинки, этакая серая мышка и блистательный успешный бизнесмен и продюсер — чтобы их могло бы объединить, столкнуть в неугомонной златоглавой столице нашей Родины? Ничего, кроме съемок нового сериала, на кастинге которого и объявилась Василиса. Этакий пугливый воробушек, она была совершенно одинока в этом мире после смерти бабушки. Бросив родной дом, она, как и многие другие, приехала в Москву искать своего счастья, прихватив своего любимца, хорька Филю, чтоб не так скучно было. Однако надменный город не терпит дилетантства, и неудачи посыпались на девушку, как из рога изобилия. У таких неудачниц один конец, скажите вы. Но наша героиня не так проста, как кажется на первый взгляд...

В авторской редакцииДа
АвторЮлия Чепухова
Возрастное ограничение16+
Кол-во страниц244
Год издания2018
ФорматА5, PDF
ПереплетТвердый
Вес гр.370 г
Издательствоplaneta-knig.ru
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Да

Ворожея за кадром. Юлия Чепухова отзывы

Loading...

ЧИТАТЕЛЯМ

Позвольте мне поведать вам одну историю любви, что случилась здесь однажды, в России. Ее главные герои – простые люди со своими потребностями, желаниями и мечтами. Каждый идет по своему пути, где в итоге оба обретут одну дорогу, преодолев много препятствий.

В этом романе вы не найдете откровенных постельных сцен или пошлости взрослой литературы. Грубость будет, да, но представить ее пределы в своем сознании каждый может по-своему усмотрению. Здесь есть и ревность, и жадность, которые во все времена ломали судьбы множества людей. Здесь присутствует капля волшебства, чтобы как-то разбавить обыденность повседневности. Здесь есть и взлеты, и падения. И кто знает, может кто-то в героях узнает себя и те чувства, что посещали каждого однажды…

Так или иначе, я оставила между строк этой истории частичку своей души, даря ее каждому прочитавшему, приоткрывая дверцу в свой мир, сотканный из сотен таких маленьких жизней, что таит в себе каждый роман.

ПРОЛОГ.

Егор.

Не знаю, когда все пошло не так. Вся моя устоявшаяся, продуманная до каждой минуты жизнь словно сошла с намеченных рельсов. Я привык все всегда держать под контролем. Уверенный в себе и в окружающих меня людях.

Но она сломала всю систему за раз. Легко растоптала все, во что я верил, чему придерживался. Одно легкое трепетание длинных ресниц. Один взгляд каре-вишневых глаз… Если это та самая любовь с первого взгляда, то я так не хочу. Вырвать с корнем и растоптать этот вирус срочно, пока вся моя жизнь не разрушилась из-за бесполезных иллюзий.

Василиса. Василек… Что же ты сделала со мной, девочка? Как смогла превратить меня в безвольную свою марионетку? Будто одержимый, не могу дышать без нее. Не оттого ли я мчусь сейчас очертя голову, сам не зная куда? Даже если навигатор что-то бубнит у приборной панели о нужном направлении. Волково, какая-то дыра в захолустье, деревенька в Смоленской области. Там ее дом. Туда она сбежала от меня, когда я так неуклюже растоптал ее девичьи мечты, разбил чистое сердце.

Но ведь так было нужно! Я избавился от нее, возвратил ее своим поведением в безопасность родного края. Подальше от интриг столицы, от ее скрытых ловушек, что нередко оказываются фатальными. Так отчего же я сейчас в дороге? Ночью, гоню по скользкой пустынной трассе М-1, на скорости под сто сорок… Неужели так жажду ее прощения? Бред. Однако я должен увидеть ее. Зачем? Сам не знаю. Будто я ослеплен ею, заворожен. Ведьма… Нет, ей больше подходит волшебница. Такая светлая, добрая. Неземная… И я, с багажом собственных низменных инстинктов и недостатков. Жадный до славы, безумный до власти и денег. Не щадящий собственных врагов в мире бизнеса, таких же акул, как и я.

Я сказал, что не знаю с чего все пошло не так? Солгал. Знаю. С того самого дня, когда эта хрупкая девушка появилась на съемочной площадке студии, где мы планировали съемки нового сериала. То есть команда из актеров, операторов и бешеного режиссёра планировала. А я лишь побочный эффект всего этого, финансовая сторона. Спонсор и продюсер, следящий за подбором актеров, заключением контрактов и прочей финансовой ерундой.

Она вспорхнула в раскрытые двери, когда я проводил кастинг девушек, претендующих на второстепенные роли официанток, персонала отеля и ночных бабочек. Фильм должен был быть о лихих 90-х, с криминальной ноткой. Но в итоге, у нас получилась своя остросюжетная версия любовного романа во времена сталинских репрессий. И я не спорил с автором сценария, который так перевернул всю задумку фильма от появления одной только девушки. А Василисе я сразу отказал в резкой форме. Не глядя на ее резюме, не думая об ее прошлом. Она была идеальная… Но не для грязи телевидения.

В тот день я был чертовски раздражен из-за скандала с бывшей женой, что никак не могла усмирить свой склочный характер. Альбина все норовила обчистить меня по брачному контракту, когда как сама все испортила своей изменой. Да и черт с ней. Не любил ее и дня. И брак по сути своей был сплошной фикцией, но даже если и так, нервов мне потрепал порядком.

Я намеренно отвлекаюсь. Не хочу думать о Браницкой. Хоть все мои усилия тщетны. Любая мысль в итоге заканчивалась на ней. Василиса. Копна диких русых кудрей, искренний открытый взгляд и такая робкая улыбка, что может ослепить, покорить и поставить на колени…

Это не правильно. И я последний из всех, кто должен был привлечь внимание такой, как она. Но как говорят, противоположности притягиваются. Вот и наше столкновение было похоже на ядерный взрыв. Она меня сразу возненавидела. Еще бы! Я был непозволительно, просто омерзительно груб. И мне самому не нравилось это. Я сам себя не узнавал. Однако я уже подсознательно хотел уберечь ее от этого лживого мира, оттолкнуть на безопасное расстояние. Не вышло, черт побери. И это все затянулось, завертелось и слетело с орбиты. Сам во всем виноват.

До сих пор не понимаю, зачем она мне? Я богат, известен, молод. Любая будет визжать от восторга, стоит мне лишь пальцем поманить. У меня есть все. Зачем мне трудности с чувствами? Я же доволен своей жизнью… Ведь правда?

Что за придурок опять слепит сзади фарами? Ну, обгоняй! Чего тянешь? Впереди же никого… Черт!

Внедорожник протаранил слева задний бампер моей машины, намеренно сбивая с дороги в кювет. Все моментально вышло из-под контроля — колесо повело, руль вырвался, точно живой, из рук. Отбойник не смог остановить груду металла и меня в ней. Ладно, хоть подушка безопасности исправно сработала, когда меня начало со страшным грохотом и скрежетом кувыркать кубарем под откос.

Василиса, я приду… Черт, ведь почти доехал… Последняя связная мысль опять закончилась на ней, когда свет в глазах померк.

ГЛАВА 1.

Три года назад.

Колеса мерно отстукивали километр за километром в глубокой ночи. Покачивающийся вагон навевал дремоту, однако в одном его купе до сих пор горел свет.

— Вась, может ну ее, эту суетную столицу. Давай вернемся. Ну что ты там забыла?

— Не знаю. Но и назад не хочу. Без бабушки там так пусто… одиноко.

— Но есть же я! Я твой лучший друг и никогда тебя не брошу.

— Знаю, Филя, знаю. А еще я знаю, что не хочу до старости чахнуть неизвестно где. В глуши.

— А этот город слишком шумный и грязный! Я видел по телевизору. Там машин больше, чем людей. И воздух точно из газовой камеры! Фу!

— Не вредничай… Обещаю, если у меня ничего не сложится там, уедем обратно. Домой…

Вроде бы обычный разговор двух полуночников, что делят одно купе. И разговоры-то вполне безобидные и понятные каждому, если бы не сами говорившие, коими были молодая девушка и… чудной небольшой зверек с длинным тельцем, хорек. Да-да, вполне домашний, необычайно умный и поразительно несносный! И умеющий говорить. Причуда природы? Вовсе нет, хотя чудо не исключается из уравнения. Обыкновенное заклинание, которое вышло как всегда не так, как надо у юной чародейки.

Василиса часто ленилась учиться, убегая то в лес за грибами и ягодами, то в поле за душистыми цветами. Вот и получилась недоучка. А теперь и некому ее доучивать. Бабушка Евдокия, что с измальства возилась да приглядывала за неугомонной сироткой, покинула земную обитель, оставив Василису совсем одну. Так и стала она жить в доме на окраине деревни со странным зверьком, которого однажды детенышем изловила в свой расставленный в бескрайнем поле силок.

Девушка часто применяла на Филе свои наговоры и вот однажды так нахимичила, что тот вдруг заговорил человеческим голосом. Вася тогда даже мимо стула села. Но друзья благополучно превратили эту странную особенность в свой маленький секрет.

Ворожить у нее и дальше совсем не получалось. То самой боком выйдет, то ерунда какая-то получится. Да и без бабушки грустно очень. Вот и решилась Василиса Москву покорять. Деньги остались от небольшого наследства бабушки, благо в глуши их быстро не растратишь. И вот одним весенним утром, когда снега, наконец, уступили теплому солнышку, а в молодой траве появились первые алые лазорьки, Василиса забросила рюкзак со скудным запасом вещей на плечо и с хорьком Филей на руках вышла на проселочную дорогу.

До вокзала в ближайшем более крупном поселке она доехала на стареньких жигулях с дедом Захаром, соседом. Купила билет и вот она уже на полпути к своей мечте, все дальше от отчего дома по железной дороге в неизвестность. Страшно, что ждет ее впереди. Столько всего рассказывают в новостях о больших городах. Сможет ли она покорить один из них?

Филимон, наконец, уснул, уютно свернувшись клубочком на ее коленях, а ей все не спалось. Василиса смотрела в ночную даль за окном, теребя русые кудри, заплетенные в тугую тяжелую косу почти до поясницы. Что она творит? Куда едет? Там же у нее никого нет. Но и позади больше никто не ждет у низенького окошка старой избы. Вернуться же она всегда успеет.

Взглянув на свои ладони, мозолистые от каждодневной работы то по дому, то в огороде, она тяжело вздохнула. Сможет ли она сойти за свою там, среди столичных, успешных и модных? Сможет ли покорить их или сбежит, позорно поджав хвост? Сможет, и еще как! Не зря же ее род славится ворожейской линией. Сама не справится – так волшба корней поможет… как-нибудь, лишь бы не во вред…

Василиса.

Меня разбудил гомон голосов, что перекрывал даже стук колес поезда. Постойте! Так мы же стоим! Неужели, наконец, приехали?! Выглянув в окно, я зажмурилась от яркого солнца и суетной волны людей, которые беспрерывно сновали по перрону, таща за собой тюки и чемоданы, что-то крича и жестикулируя. «Белорусский вокзал» — гласила яркая вывеска на колоритном здании бирюзового цвета. Вот я и в Москве.

Растолкав Филю, я подхватила свои вещи и устремилась навстречу новому дню и своему будущему. Не вслушиваясь в ворчание своего пушистого друга, сунула зверька за пазуху и выскочила из купе. Еще ночью я наметила себе маршрут, сверяясь с картой города. Сегодня можно попытать удачи в одном или двух театральных училищах, и конечно же успеть найти временное жилье. Делов-то – раз плюнуть, когда маршрут проложен!

Однако на деле оказалось совсем наоборот. Вездесущие машины создавали колоссальные пробки, и чтобы добраться до своего первого намеченного пункта у меня ушло добрых два часа. К высоким дверям знаменитого ГИТИСа я попала только к полудню. И там уже поджидало первое разочарование. Набор абитуриентов и вступительные экзамены начинались с конца июня, но никак не с мая! Как же я могла пропустить сей наиважнейший фактор?! И что же прикажете делать до того времени? Подозреваю я, что и в остальных училищах, коих была тьма тьмущая в столице нашей родины, поджидал тот же плачевный результат.

Ну, хотя бы персональные данные не возбранялось предоставить в секретариат. Наделав ксерокопий своих документов, я оформила, как могла, свою вступительную анкету и оставила у недовольно морщащей нос секретарши декана. Старенький телефон грустно пропиликал о заканчивающемся заряде батареи. Я давно мечтала сменить свой древний аппарат на более современный, но сейчас было неподходящее время. Раз в училища рано, то нужно подумать хотя бы о крыше над головой.

Скормив остатки последнего пирожка Филе, я направилась к ближайшей гостинице на Таганке, с витиеватым названием «Везендорф». Поднявшись по крыльцу этой небедного вида ночлежки, обращаюсь с вежливой улыбкой к ухоженной блондинке за стойкой.

— Можно ли снять у вас номер?

— Сразу вам отвечу. Нет. – Резко ответила та, смерив меня хмурым взглядом.

Неужели я успела где-то испачкаться?! Смотрю на себя в высокое зеркало на стене, но не вижу ничего нового. Все та же девчонка лет двадцати… с хвотиком. Копна вечно непослушных русых кудрей, курносый нос и разлет смоляных бровей, как бабушка всегда говорила. Невысокий рост доставлял мне неудобства. Из-за этого меня не воспринимали на мой реальный возраст, обзывая малявкой. И стройная фигурка с плавными округлостями в нужных метах не всегда добавляла аргумента против прозвищ. Ну и пусть что куртка замшевая старая и потертая, зато очень теплая и удобная, как и мои кроссовки и джинсы. Ну и что тут такого? В таком виде пол-Москвы ходит, видела уже. Даже рюкзак заштопанный мало чем отличается от сумок тутошних барышень. Пусть и без стразов.

— И почему это? – Предоставила я возможность чопорной администраторше предоставить свои веские доводы.

— С животными строго воспрещено. – Был категоричный ответ.

И только сейчас я вспомнила о Филе, который с любопытством выглядывал из-за отворота моей куртки.

— Он ручной. Не нагадит нигде и не испортит ничего… — Поспешила я ее заверить.

— Правила такие. Нельзя! – Была непреклонна та. И для пущего эффекта, скрестила руки на внушительном бюсте.

Что ж поделать, не брать же эту крепость штурмом. Подняв рюкзак с пола, я потопала на выход.

— Филя! Так мы на улице ночевать будем! Имей же совесть и не высовывай свой нос, пока не получим ключ от номера! Или в рюкзак посажу! – Раздраженно шикнула я на хорька, и тот мне в ответ обиженно зафырчал.

Однако же спустя еще две гостиницы и три отеля мы все еще оставались на улице. То номера были все сданы, то цены просто заоблачные, то вид мой смущает! Что всем далась моя внешность? Не уродка же я какая-то! И не нищая. Пока что. Неужели мои деньги вызывают сомнение? Однако я не намерена тратить их на новые вещи, их же даже складывать некуда!

День близился к вечеру, и есть хотелось просто зверски. Идя по улице, я уже почти не чувствовала ног. Устала страшно. На пути попалась автобусная остановка. Но что толку в транспорте, когда не знаешь, куда ехать. Мой энтузиазм путешественника угас еще час назад, и я просто хотела уже найти, наконец, кровать и проспать в ней с неделю кряду. Филю же это мало заботило. Он спокойно сопел у меня за пазухой, наевшись пирожка. И я откровенно завидовала этой наглой животине.

Усевшись на скамейку остановки, я блаженно вытянула ноги. Люди беспрерывным потоком садились и сходили с автобусов, которые следовали по своему расписанию и маршруту. Машины неслись по своим делам, замирая на светофорах и в длинных пробках. Город жил и двигался в своем заданном ритме, а я не могла в него никак попасть.

Всю жизнь я шла против течения, ломая порядки и стереотипы послушной внучки. Только сейчас понимаю, сколько натерпелась со мной бабушка. Жаль, что осознавать это я начала сейчас, когда ее уже нет рядом. Всякий раз, вспоминая ее доброе морщинистое лицо и ласковые руки, слезы наворачивались мне на глаза. Прошу у небес вернуть ее мне хоть на миг, но они глухи к моим мольбам. Даже во сне ее не вижу. И вот я снова одна с насущными проблемами.

Взгляд падает на стену остановки. Она вся заляпана старыми и новыми обрывками бумаги с объявлениями. Продажа жилья, увы, мне не доступного по стоимости. Услуги кодирования от наркозависимости и алкоголизма, тоже мимо, как-то не страдаю таким. Услуги трезвых грузчиков – только в России этому никто не удивляется, если ты только не иностранец проездом. Вот тогда тебе не понять широкой русской души, что и дня не может прожить без запоя. А это что?... Подсаживаюсь на скамейке поближе и вчитываюсь в заинтересовавший меня листок.

Хостел для туристов? Что это за новое слово для меня? Хотя раз для туристов, значит разновидность ночлежки. А для меня как раз то, что нужно. Я уже согласна и на коробку с матрасом в переулке, лишь бы не тревожил никто.

Со стоном поднимаюсь на ноги и, переложив поудобнее враз потяжелевшего Филю, топаю по заданному на листовке адресу. Ее я, кстати, прихватила с собой. Хорошо, что идти далеко не пришлось. Через три квартала, сверившись с картой, я, еле волоча ноги, добрела до арки в крытый дворик. Вроде и улица та, и номер дома. Где ж крыльцо-то, вход? В недоумении верчу головой в поисках двери и понимаю, что нужно нырнуть в арку, как Алисе в кроличью нору. Ну, была не была! Прохожу в низенький проем, попадая в немного захламленный, но, тем не менее, уютный дворик. Покосившиеся лавочки подпирают облупившиеся штукатуркой стены, пара мусорных баков в углу, слава Богу, не полных и не смердящих сшибающей с ног вонью. Покошенное крылечко с распахнутой приветливо дверью и поблекшей вывеской над ней, хотя слов и не разобрать.

Ну, если не здесь, то на улице! Застегнув куртку доверху с зашевелившимся Филей, я осторожно поднялась по скрипевшим ступеням, вдыхая смесь запахов из старой древесины и бетонной пыли, сигаретного дыма и алкоголя. Дверь, что встретила меня наверху узких ступеней, также была не заперта и завела меня в небольшое фойе со стойкой и парнем со спутанными длинными волосами за ней. Стоило ему только взглянуть на меня не выспавшимися осоловелыми глазами, и уже сна как не бывало. Радушная улыбка, слишком счастливая, если он не покурил только чего-то веселого, расплылась по его лицу.

— О, подруга! Милости просим в наш приют бездомных, туристов и просто веселых ребят! Вижу, ты ищешь место, где сможешь пристроить свои кости? – Его голос был чуть хриплым, прокуренным и таким многообещающим, что я была готова на все, только бы заполучить клочок уединения в этом городе.

— Да, это было бы чудесно… — Немного нервно улыбнулась я, стараясь держать в узде свой ворожейский потенциал.

— Без проблем! Пара девчуль сегодня пустились дальше в свои безумные путешествия автостопом, так что угол я тебе предоставлю. – Он зашуршал по полкам в поисках ключей. – Только там две кровати, так что в случае чего соседка тебе обеспечена. Такса стандартная, платишь за сутки, никакой порчи имущества и криминала. Договорились? – Внезапно весь его вид потерял напускное радушие. Сейчас на меня смотрели расчетливые глаза дельца. И я, сглотнув тугой ком в горле, поспешила кивнуть. – Вот и ладушки.

И надо же было Филе в этот самый момент завозиться под моей курткой. Нет, пожалуйста! Но взгляд хозяина уже метнулся от моего лица ниже.

— Что это там? – Вальяжно развалившись на стойке локтем, спросил парень, кивнув на мой живот. – Контрабанда?

Я видела желанные ключи в его кулаке и почти плакала в голос от разочарования. Не могу я отсюда уйти! На улице уже темно, и я так устала!

— Филя… — Выдохнула я, потянув молнию куртки вниз.

— Классный. – Присвистнул он, тут же потеряв к моему хорьку интерес, и кинул мне ключи. Я от удивления еле поймала их, когда они скользнули по столешнице с металлическим звяканьем.

— А… вы не против? – Запинаясь, выдала я и чуть не откусила себе язык за выданную глупость.

— Нет, если не гадит и не жрет мою травку. – Парень подмигнул мне и зевнул. – Комната на втором этаже, четвертая дверь. И да… деньги вперед.

ГЛАВА 2.

Василиса.

Комната оказалась даже меньше места, что занимала печка в нашей избе. Так, небольшой чуланчик с форточкой под потолком. Все, что и умещалось там, так это двухъярусная кровать да шкаф напротив, расстояния между которыми хватало лишь настолько, чтобы дверцы открывались. Протертый коврик на скрипучем полу и зеркало на задней стороне входной двери. Мда…

— Зато есть крыша над головой и кровать. – Меланхолично изрекла я, прикрывая пальцем распахнутую от удивления пасть Фили.

— А как же телевизор? – Обиженно пропищал хорек, когда я скинула его на нижнюю кровать.

— Я тебя избаловала. Твои собратья сейчас наверно курятники в селе щипают, а тебе рекламные ролики подавай да сериалы! – Я с блаженством рухнула рядом с Филей, оставив рюкзак у закрытой на щеколду двери. Знакомиться с шумными соседями не было никакого желания. Болтовни хорька хватало на сегодня.

— Я не жалуюсь, Вась, но тут даже книжки никакой нет! Все, ночью пойду по соседям, подражая истинным моим «собратьям»! – Нахохлился мохнатый друг на мой хмурый взгляд.

Я-то его знаю. Пойдет ведь! И стащит еще чего. Он может. И понятие «воровство» лесной зверь не воспринимает. Так, не забыть перед сном проверить дверь и окно…

Однако следующее, что я осознала, что в комнате светло. Намного светлее, чем при тусклой включенной лампочке под потолком. Вывернув голову на тонкой, словно блинчик, подушке, я увидела солнечные лучи, пробивающиеся в запыленное маленькое окошко. Неужели уже утро?! Так… Где Филя?!

Подпрыгнув на матрасе, я с размаху ударилась макушкой о пружинный матрас верхней кровати. Божечки мой, какие яркие звезды! Я ж не дома! В Москве! И спала в… непонятно где, на что денег хватило. Ведь если ими швыряться в гостиницах класса люкс, уже через неделю мы с Филей пополним ряды попрошаек златоглавой столицы трех вокзалов.

Так, это лирика, пока голова не перестанет звенеть. Потирая ушибленное темя, я осмотрела свои скудные обшарпанные апартаменты и, не отыскав ранее упомянутого зверя, выбралась с койки мазохиста. Фили не оказалось и на верхнем ярусе, и под кроватью, где обжились густые клубы пыли. А окно, кстати, оказалось приоткрытым… Не открывала я его. Вот же упрямый… Выругаться от души мне не дали. Кто-то заскребся в дверь. Открываю и вижу картину маслом «Зверь возвращается с удачной охоты!». Хорек тащит в зубах связку сосисок. Ну, если деньги закончатся, то с голоду я точно не загнусь с таким добытчиком.

— Где взял? – Спрашиваю, уперев руки в бока.

— Фам… — Фырчит Филя и запрыгивает на кровать, чуть не падая обратно – добыча перевешивает.

Видимо мой питомец отыскал местную кухню. И лучше завтракать быстрее, пока хозяева пропавшей провизии не объявились.

После «завтрака» я умудрилась-таки отыскать ванную в этой ночлежке лагерного типа. Такую же маленькую, но хотя бы чистую. Оставив запертого хорька доедать нечестно добытые сосиски, я скоренько умылась и привела себя в более сносный вид. С хозяином этого места я расплатилась еще вчера за двое суток вперед, так что и эту ночь мне есть, где провести. Однако я не собиралась рассчитывать на такое положение вещей. Раз с училищем пока не выходит, нужно подыскать временную работу и более основательное жилье. Например, квартирку или комнату у какой бабулечки снять. А что для первого и второго нужно? Правильно. Газета с объявлениями. Хорька под мышку и вперед. К тому же, оставались еще институты, где я смогла бы предоставить свои документы.

Полдня спустя истерика подкрадывалась ко мне медленно, но верно. Свои данные мне удалось оставить только в одной школе театрального искусства, однако заранее первый триместр обучения я наотрез отказалась оплачивать, не поступила даже еще! В остальных же пяти мне то двух классов школы не хватало к моим девяти оконченным, то не устраивало, что я техникум бросила на втором курсе, или же мое место жительства вызывало сомнения. Будто они меня на дому обучать собираются! Я же сама еще не знаю, где через месяц жить буду! А то, что техникум бросила, сама каюсь. Глупо вышло, но обстоятельства вынудили.

В то время мне приходилось ездить учиться в более крупный поселок городского типа в техникум отраслевых технологий почти за 70 километров от дома, пока мне не дали комнату в местном общежитии. Бабушка долго противилась, но в итоге отпустила меня, хотя как знала, что ни к чему хорошему меня моя ранняя самостоятельность не доведет…

Там я ощутила в полной мере запретный вкус свободы. Без вездесущих глаз бабушки я могла делать, что хотела. Хоть первый год я и отучилась прилежно, не пропуская ни одной лекции, но вот потом… Потом мне исполнилось восемнадцать. И мне осточертели издевки местных ребят о моем деревенском происхождении. Для них я была белой вороной, дикой волчицей, благодаря громкому названию моего родного края, Волково. Злость, одна из сильных эмоций, всегда плохо отражалась на моем врожденном даре, превращая его во что-то неконтролируемое. Бабушка всегда твердила, что я должна держать свои чувства в узде, должна быть хозяйкой своему разуму, оттого и пыталась обучить контролю. Но как раз это и выходило у меня хуже всего!

Вот так и случилось, когда меня снова начала доставать одна из местных «барби», то на нее ни с того ни с сего вдруг обрушился книжный стеллаж в одной из учебных аудиторий. Урок закончился, и я как раз проходила мимо этой тяжелой громадины до потолка, когда задиристая девчонка встала у меня на пути, облокотившись на него плечом. Я-то успела отскочить, а вот ей парта помешала. И с того самого момента слава обо мне, как о дикарке, разлетелась по всему потоку. И друзья тут же появились, ведь, по их мнению, я сумела дать отпор своей обидчице, значит не совсем пропащая. А в кругу подростков сила также приветствуется и даже одобряется, как и в прочих сообществах. Не важно было даже то, что я того стеллажа и пальцем не коснулась. На это никто не обратил внимания. Хорошо еще с курса не выгнали, так как доказательств прямых против меня не было.

С того времени я немного осмелела, расправила крылья. Втерлась, так сказать, в коллектив, став «своей». Начались посиделки допоздна и прогулы занятий. Я, может быть, и взялась бы за ум, вовремя остановилась бы, пока девочки-сорвиголовы из моего окружения вдруг не затеяли одну новую игру. А именно, завлечь в свои девичьи сети самого опасного и красивого парня технаря. И такой был на последнем курсе. Странно, как он вообще смог задержаться в потоке, ведь в свободное время он возглавлял местную банду. Чем они промышляли, в открытую никто не говорил. Однако, там, где водятся дорогие мотоциклы, алкоголь и красивые девушки обязательно присутствуют грязные деньги и наркотики.

И Костя, вышеупомянутая цель моих подружек, без сомнений был во все этом повязан. Вышитый череп на спине его кожаной куртки был его визиткой. Все боялись «Черепа» и старались не попадаться у него на пути. А девчонкам только и подавай таких плохишей. И что нас тянет на отморозков, как бабочек на огонь? Так или иначе, призом в споре стал Костя Череп. Но как-то ни одна не решалась сделать свой первый ход. Сделала я. Сама от себя не ожидала. Бывают у меня такие моменты, редко, но метко. Глаза боятся, а руки… ну или в моем случае ноги делают. Пошла я напролом, с бешено колотящимся сердцем в груди, как у кролика.

Только закончились занятия. Все студенты кучкуются на крыльце, кто домой собирается, кто тусить в общаге. У ворот байкеры толпятся, то ли девчонок своих дожидаются, то ли товар толкнуть хотят молодым клиентам. И Костя среди них, как вожак стаи, неторопливым покровительственным взором обводит толпу в поисках жертвы для забавы, пока вдруг не натыкается на меня. А вот она я, как на ладони, сама иду к нему на негнущихся ногах и держу взгляд его орехово-зеленых глаз своими, боясь позорно сбежать. Он же тоже человек, не божество какое-то, и ничем не лучше меня… Но все равно страшно.

Чувствую резь в глазах, жужжание в ушах и улыбаюсь, как кошка довольная. Ведь ворожба моя активизировалась и цель я ей задала. Подхожу вплотную к колесам его большого синего со сверкающим хромом мотоцикла, слышу, как разговоры стихли вокруг, сменившись смешками и перешептыванием. Но не смотрю на остальных вокруг меня. Только на него.

— Тебе чего, мелкая? – Спрашивает, перекладывая поудобнее шлем на колене.

— Там… студенты ко мне пристают. Дразнят… Не дают в комнату пройти. – Едва слышно говорю я, не отпуская его глаз из своего плена.

А сама дышать боюсь, пульс в ушах стучит оглушающее. Вот ведь дура! Сейчас на смех поднимут. И смех грянул вокруг, как я и предполагала. Надо же было глупость такую сморозить! Однако сам Костя не смеялся. Его взгляд напряженно горел на моем лице, будто и не было никого кроме нас вокруг. Заворожила-таки. Сумела. Мой он теперь.

— Как тебя зовут, мелкая? – Наконец, подал он голос, когда его банда всласть натешилась.

— Череп, это же дикая волчица со второго курса! – Гоготнул кто-то за моей спиной, но я не обернулась. Все также глаза в глаза. – Та, которая на Аньку шкаф с книжками грохнула. Пришлось мне тогда девчонку новую искать. С той-то больше не помилуешься, костыли мешают…

Смех снова взорвался вокруг. А я поежилась, как бы мне сейчас тот случай не припомнили и не выместили чужую обиду на мне. Но Костя все разом поменял местами.

— Колян, я вроде не тебе вопрос задавал. – Не глядя на своего друга, проговорил Череп, и снова повторил свой вопрос мне. – Имя?

— Василиса. – Шевельнули мои губы.

Костя расплылся в довольной улыбке и подвинулся вперед на своем мотоцикле, освобождая для меня место. Приглашения не требовалось. Я знала, что если сейчас откажусь, то проиграю спор. Падать в глазах новых подруг совершенно не хотелось. А они как раз смотрели на нас во все глаза. Я чувствовала их завистливые взгляды затылком. И может, это они подтолкнули меня, но я сделала шаг к парню и забралась на предложенное место.

— Поехали, покажешь своих обидчиков, волчица. – Проговорил Костя мне на ухо, обернувшись.

Меня обдало жаром, моментально перехватывая дыхание. Впервые я ощущала близость мужского тела. И так приятно было чувствовать его силу, обнимая крепкий торс руками, чтобы с непривычки не слететь на землю.

Ехать долго не пришлось, и сильно испугаться скорости я не успела. Общежитие техникума было совсем рядом, за двумя корпусами учебных зданий. И вот мы вдвоем уже у его крыльца. Пораженно замолчавшая банда Кости осталась позади, не преследуя нас. Они, как и я, пребывали в шоке, что их вожак снизошел до такой букашки, как я. Оставил своих корешей, когда такого не бывало раньше. Наоборот, девчонки сами толпами бегали за ним, предлагая свое общество, ну или еще что. И я знала причину такого резкого изменения поведения. Мой дар, которым я и пользоваться-то толком не умею. Что же мне теперь делать с влюбленным меня против воли двадцатилетним парнем, которого все на районе боялись? Который смотрит на меня, как на последнего человека во Вселенной? Его Вселенной…

— И где ж твои обидчики? Ведь нет их на самом деле. – Проговорил он, убирая растрепавшиеся волосы с моего лица.

— Нету. – Призналась я, покраснев до самых ушей. Не умею я врать. Смотреть на него было неловко. Вести себя с парнями совершенно не умею. В моей деревне было мало на ком тренироваться.

— Опять поспорили? – Беззлобно продолжил он. Я быстро взглянула на него и слезла с мотоцикла, поправляя сумку на плече. Как он воспримет то, что какие-то малолетки на него ставки делают? Но Костя только улыбнулся как-то грустно. – Можешь не отвечать. Я ведь не первый год живу. Считай, что этот спор выиграла ты. До встречи, волчица.

Костя одел шлем, завел байк и уехал. А я и не поняла, что совершила свою самую первую фатальную глупость.

Приворот у меня вышел, что надо. С того дня Череп стал моим ручным псом. Мы начали встречаться, и наш роман проходил бурно и чертовски горячо. Учебу я совсем забросила, проводя все свое время рядом с ним. Мы часто с ним ссорились по пустякам, он жутко меня ревновал, но примирение после только жарче было. Да, он действительно торговал наркотой и устраивал по ночам мотогонки за городом. Было весело и опасно.

Тогда я не подозревала даже, что мое влияние может при сильном воздействии покорежить чужое сознание, если оно было с самого начала слабым и податливым. Я превратилась для Кости в наваждение. Он стал будто одержим мной, и это вовсе не бахвальство гордячки. Его дорогие подарки наводили на меня ужас, ведь я знала, что украшения он не покупал, воровал. Из-за меня он дрался со своими друзьями, ревнуя к каждому, кто бросит на меня неосторожный взгляд. А после его снедала ненависть к самому себе и… ко мне. Я чувствовала, что его чувства ко мне фальшивые, не настоящие, навязанные мною в порыве глупой игры. Но противиться моим чарам Костя не мог. Была бы я обыкновенной девчонкой, то в тот день он даже бы и не взглянул на меня с должным интересом. Черепу же не повезло. Ему на пути попалась ведьма.

Я хотела его бросить. И наше расставание было не единожды. Он грозил мне страшными вещами, что в итоге я раз за разом оставалась рядом. Костя обещал мне разбиться на мотоцикле, либо меня со свету сжить. Если с ним не буду, то ни с кем. Тогда-то до меня дошло, что я по неосторожности своей сотворила монстра, который теперь меня не отпустит. В ту же ночь я сбежала. Как воровка, собрала свои немногочисленные вещи, пока пьяный Костя спал, и выскользнула из его квартиры на улицу. Пешком добрела до автовокзала, ничего не видя перед собой, ничего не ощущая, ни страха, ни облегчения. Только опустошение. Кляня свою глупость по изломанной чужой жизни, ранним утром села в автобус до своего родного края. Записку я оставила рядом с его шлемом на тумбочке, в которой просила простить меня и забыть, не искать.

Наломала я дров в своей бесшабашной юности. Образование толком не получила и жизнь человеку исковеркала. Слышала я потом, что Костя в итоге на своем мотоцикле разбился, угодив на трассе под фуру. И до сих пор я виню себя за это. Если бы не тот глупый девичий спор, Костя остался бы жив…

А теперь я маюсь от колледжа к колледжу в этой огромной Москве, но брать меня в ученики никто не хочет. На душе стало тоскливо, воспоминания всколыхнули во мне тьму прошлого, наполненное грехами и сожалениями. А так день хорошо начинался. Ладно, пусть с воровства Фили, но тоже многообещающе.

Обзаведясь газетой с объявлением и вкусной шаурмой, мы с Филей притулились на лавочке у подъезда. Пора работу искать, но какую? Что я умею делать вообще? Для торговли медицинская книжка нужна. Нет ее у меня. Пролетаем. Полы мыть, улицы подметать? Вот еще! Не отчаялась же я совсем. Оставив поиски работы, я схватила Филю в охапку и проехалась по паре адресов, где можно было бы снять комнату. Отдаленные районы предполагали варианты подешевле. Но что мне по углам ютиться? Сама только из глубинки выбралась. Нет уж! Останусь здесь, в Центре.

Филя нервничал все больше. Оно и понятно, лесному зверю неуютно в джунглях из бетона и металла. Лавируя между спешащими по своим делам людьми, велосипедистами и вездесущими машинами, мы то пешком, то на автобусе навестили четыре ближайших по объявлениям квартиры. Одну уже сдали, хозяин второй не выходил на связь, а вот две оставшиеся вполне могли стать для нас с Филей временным домом… Хотя нет, все же наверное одна. В третьем варианте бабулечка сдавала комнату, но стоило лишь нам пару минут провести в прихожей, как выяснилось, что у хозяйки аллергия на шерсть. Жаль. Хороший был вариант.

Приехав по четвертому адресу, я была готова стоять насмерть! Надоело, когда перед носом захлопывается дверь. Что-то столица не очень радушна ко мне. И вовсе она не гостеприимная. Непонятно, что в нее так рвутся, как к матери родной?!

Сразу, что бросилось в глаза, в том месте, куда мы с Филей пришли, так это большой двор, чистый и благоустроенный детской площадкой. Да и сам дом выглядел новым, свежеокрашенным, будто недавно отстроенный или прошедший капремонт. Красиво, как в сказке… И как оказалось, непомерно дорого для меня. Плату просили за полгода вперед. Но если бы я сейчас отдала хозяину эту сумму, то сама бы осталась без гроша. Скрипнув зубами от досады, пришлось возвращаться в хостел несолоно хлебавши. Ну ничего, я упрямая, попробую утром снова… Хотя, похоже, день наш еще не закончен…

0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
0
Корзина
0 Р
Товар добавлен в корзину!