Каталог товаров
0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
Печать

Своё время. Георгий Кавсехорнак

В избранноеСравнение
498 Р
-+Купить
Сборник фантастических рассказов
  • Обзор
  • Характеристики
  • Отзывы (0)
  • Читать фрагмент

Каждый однажды может попасть в круговорот фантастических событий. Или вокруг него вдруг начнут происходить странные вещи. Возможно, всё начнётся с мелочей, на которые и внимания-то обращать не хочется. Или сразу мир завертится и закружится, будто диковинная карусель, утягивая навстречу приключениям. И вдруг невозможное станет возможным, мечты воплотятся в реальность, сны обернутся явью и навсегда изменят жизнь. А может, получится воспарить над землёй, отправить послание в прошлое или влюбиться... в Королеву. Но помните, всему «Своё время». Если оно не пришло, тогда дверь в иные миры не откроется, ибо не наступил ещё миг перемен.

Встречайте книгу о простых людях, попавших в сюрреалистичные ситуации. Возможно, одним из них окажетесь вы!

Возрастное ограничение16+
Кол-во страниц224
АвторГеоргий Кавсехорнак
Год издания2018
ФорматА5, PDF
ИздательствоИздательство "Союз писателей"
Иллюстрациичерно-белые
Вес гр.260 г
ПереплетТвердый
ОбложкаГлянцевая
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Да

Своё время. Георгий Кавсехорнак отзывы

Loading...

АЛИСА


ЧАСТЬ I

Оказался я в гостиничном комплексе «Страна чудес» совершенно случайно. Мой бывший однокашник стал музыкальным администратором и пригласил меня по случаю на концерт. Выступала какая-то альтернативная группа на концертной площадке в том гостиничном комплексе. Я первый раз слушал и смотрел концерт за кулисами. Выступ­ле­ние для меня получилось недолгое. Администратор-приятель быстро нашёл «общий язык» с бас-гитаристом (видимо, не в первый раз), приговорив прямо за кулисами бутылку коньяка, да ещё и запивая бледным шампанским. Гитарист, пошатываясь, вернулся на сцену. Последующие песни группы звучали уже не так мелодично, но так же громко. Складывалось впечатление, что остальные музыканты перед концертом тоже не брезговали подбодрить себя горячительным. Группа начала играть фантазию на тему известной композиции «Туз пик». Мне эта, с позволения сказать, мелодия, мес­та­ми съезжавшая в какофонию, давила на слух, и я решил ретироваться и побродить по «Стране чудес» в одиночестве, тем более что мой бывший однокашник уже тихо дремал в кресле.
Как я на тот момент знал, комплекс включал в себя ­несколько гостиниц, объединённых с концертными залами, ресторанами, кафе. И чтобы добраться быстро от ­одного здания до другого, казалось, надо было брать такси. В фойе высокие, в несколько этажей потолки, переливающиеся светом тяжёлые, но не без современного шарма люстры давали приглушённый вечерний антураж. Я ­прошёл мимо накрытых для какого-то фуршета столов. Розовое шампанское блес­те­ло в бокалах, и хрустальные чаши с ­экзотическими фруктами давали причудливую игру света и тени на белоснежных скатертях. Я был приглашённый гость и мог себе позволить присоединиться к фуршету, но, не чувствуя себя голодным и увидев нетрезвых гостей, уже пивших игристое вино с двух рук, решил пройти мимо.
Стеклянные шахты многочисленных лифтов по внутреннему периметру холла притягивали к себе. «Может, найду наверху какую-нибудь смотровую площадку и оценю всё великолепие гостиничного ансамбля сверху», — подумал я, нажимая холодную кнопку лифта.
— Миль пардон, — человек в вишнёвой форме, по виду официант, придержал дверь лифта и вкатил тележку из блестящего металла внутрь. — Вам какой этаж?
— Последний, — ответил я.
— Хорошо, — чуть смутившись, сказал официант, приложив свою личную карточку на цепочке к пульту и нажав сначала последний, а затем свой этаж. На катящемся подносе под тканевой салфеткой звякнула посуда.
Лифт бесшумно закрыл двери и устремился ввысь, разгоняясь всё быстрее. Человек в вишнёвой форме принял ожидающую позу, положив ладони в белых перчатках вниз друг на друга перед собой, смотря в потолок и покачиваясь с пяток на носки.
— Первый раз у нас? — всё-таки не выдержал он, зная, что по этикету прислуге не полагается первой обращаться к гостям. Но я не обиделся, не в том был положении, да и, признаться честно, сам желал допросить попутчика о расположении крыши или смотровой площадки.
— Да, представьте! — щегольнул я, расстегнув пиджак тройки и достав из кармашка жилетки старинные часы на цепочке. Официант посмотрел на часы, чуть расширив глаза от удивления. Я бросил взгляд на них и убрал обратно.
«Не хватает только цилиндра и пенсне... И что мне в голову взбрело так вырядиться?» — усмехнувшись, подумал я. Кос­тюм вместе с часами мне по случаю одолжили в местном театре (я когда-то работал там осветителем) — хотел удивить однокашника. А свои видавшие виды брюки и фланелевую рубашку я оставил у себя в «однушке», повесив на стул. Темно там, наверное, и холодно сейчас, а я тут в блеске и рос­коши.
— Вам ведь на последний? — спустив меня на землю, хотя нет, на пол лифта, обратился официант. — Не заблудитесь, у нас тут как в настоящей «Стране чудес».
— Что вы имеете в виду? — не понял я.
— Много входов, много выходов, и площади непомерно большие. Запоминайте обратную дорогу, если сможете.
Хотел было спросить его о смотровой площадке, но лифт дёрнулся и остановился — я почувствовал, как содрогнулись многочисленные тросы, удерживающие кабину. Двери лифта распахнулись, и я успел только увидеть вишнёвую спину форменного пиджака своего случайного собеседника, катящего перед собой тележку с дребезжащей посудой. Ткань поверх тележки смялась в виде огромной причудливой улыбки. Двери закрылись.

ЧАСТЬ II


Лифт тронулся и покатил ввысь, поочерёдно мигая цифрами этажей на панели. Мой, последний, этаж не имел обозначения, только красная кайма горела вокруг кнопки. На мгновение свет в лифте потускнел, и прозрачная стена шахты сменилась обыденной кирпичной кладкой, мелькающей вниз.
Лифт остановился, двери кабины раскрылись, и я вгляделся в полумрак этажа. Над потолком горело несколько обычных ламп дневного света, что не давало блеска, как в холле, и уже не создавало впечатления роскоши и достатка, как гостей, так и хозяев. Мне не хотелось покидать уютный лифт с мягким галогеновым освещением. «Но раз уж я здесь, то пойду на «разведку». Может, и найду уже не так вожделенную мною смотровую площадку», — подумал я и шагнул наружу. Створки кабины закрылись, и я оказался в большом подсобном, как я подумал, помещении. Стены были те же, кирпичные, но выкрашенные в вишнёвый цвет, напоминающий цвет костюма повстречавшегося официанта. Вдали показались три огонька.
Я прошёл с десяток метров и увидел полуоткрытые двери. За первой, видимо, было что-то наподобие прачечной. Там сновали люди с бельём в руках, некоторые везли большие телеги с нагромождёнными одеялами и постельным бельём. За второй дверью, как мне показалась, находилась кухня. Это впечатление создали несколько человек, сидящих вокруг большого стола с поварскими колпаками на головах. Все они пили чай, наливая его себе в кружки из неправдоподобно большого самовара, стоящего в центре. Я чуть заглянул в дверь. Сидящий ко мне спиной «повар» оглянулся, глядя на меня, поднял свою чашку и протянул:
— Миль пардон, может быть, чайку? — ещё выше поднимая чашку, на манер бокала с шампанским, сказал человек в белом колпаке. Это был тот самый официант. Опешив, я только покачал головой и отошёл от двери.
Из третьей двери вышла девушка низкого роста, в белой блузке с фиолетовым бантом на шее, в вишнёвых брюках и такого же цвета жилетке. «Женская форма одежды обслуживающего персонала», — подумал я. Она огляделась, поворачивая голову так быстро, что её короткая, но красивая стрижка «перья» колыхалась из стороны в сторону. Не скрою, она мне понравилась, но какая-то тревога присутствовала в её взгляде. Она или искала кого-то, или куда-то опаздывала, а возможно, и то и другое. В руке у неё было какое-то закрытое ведро. Когда я пригляделся, то это оказался небольшой переносной мусорный контейнер из жёлтого металла, скорее всего, не очень тяжёлый или совсем пустой, так как девушка его держала весьма свободно. Не зная, как с ней заговорить, я не нашёл ничего лучшего, чем достать свои часы на цепочке и внимательно их изучать.
— Здравствуйте. Молодой человек, какие у вас чудесные часы! — обратилась девушка ко мне. Наши взгляды, наконец, встретились. — Вы что? Потерялись?
Голос её мне был очень приятен. Я изобразил улыбку, но, думаю, «милое создание» не разглядело её в полумраке. Казалось, я потерял дар речи.
— Потерялся?! Не думаю, скорее, немного заплутал. «Что за околесицу я несу?» — успел подумать я.
— Разрешите посмотреть? — девушка подошла, указала на часы в моей руке.
— Прошу, — я положил в её ладонь часы, цепочка натянулась. Она разглядывала их, потом что-то нажала, и заиграла красивая мелодия. Глаза незнакомки засветились. Мы слушали.
— Вот это да! — воскликнул я. Девушка посмотрела на меня и вернула часы, отправленные мною в кармашек жилетки.
— Вы снимаете номер в комплексе? В каком блоке вы живёте? — эта милая девушка учинила мне допрос, хотя её личико не выражало недовольства.
— В блоке «Ф», — брякнул я наугад, совсем растерявшись, но отчего-то назвав совсем не первую букву алфавита. — Я искал смотровую площадку или что-то в этом роде. Хотел вот посмотреть на весь комплекс сверху, — продолжал я глупую болтовню.
Незнакомка улыбнулась.
— В блоке «Ф», говорите? Вам повезло, я прямо сейчас могу проводить вас туда кратчайшим путём. Если, конечно, вы не боитесь высоты. Меня зовут Алиса, — мгновенно оказавшись передо мной, она протянула мне свободную от мусорного контейнера руку.
— Олег, очень приятно, — я подавил в себе желание поцеловать её ладонь, только взял её кисть в свою, как детёныша трепетной птички, и, выпустив, кивнул в знак учтивости. — Только я не понял, что вы говорили насчёт высоты?
— Будет немного быстро и высоко, — уже увлекая меня за собой к лифту, ответила Алиса. — Вы же не боитесь? — посмотрела она мне в глаза. — Я прошу сопроводить меня… в блок «Ф».
— Я не боюсь, тем более что я уже имел честь пользоваться им, — кивнул я на двери лифтовой шахты.
— Это не совсем то, Олег, — улыбнулась Алиса и, свернув справа от лифта, потянула меня по тёмной лестнице вверх, поблёскивая золотистым ведром.

ЧАСТЬ III


Алиса мне определённо понравилась. Но что произошло? Она тащила меня, судя по всему, на крышу здания, но для чего? Девушка посмотрела во тьму, с привыканием наших глаз превратившуюся в полумрак, в узкий лестничный пролёт между перилами лестницы, вниз. Я ещё раз удивился: какая безупречная и модная причёска!
— Скорее, прошу вас! — дёрнула меня девушка вверх. Я заметил внизу какое-то движение и услышал ускоряющие­ся шаги. Глянул ещё раз в пролёт — мелькнули только чёрные отблески.
— Позвольте, Алиса, я помогу вам, — на бегу указал я на контейнер в её руках, который во мраке уже казался золотым.
— Это моя ноша, не беспокойтесь. Там его приспешники. Скорее! — мы вместе с Алисой выбежали на крышу.
Снизу доносились мужские крики: «Она там не одна!»
— Сюда, — фигура в тёмном пиджаке на краю крыши, стоявшая под открытой надстройкой, махала нам руками. Держась за руки, мы устремились к ней.
Оказавшись под надстройкой, представляющей из себя четыре толстых шеста по углам с тусклым фонарём под покатой крышей и какими-то приспособлениями с натянутыми канатами наверху, мужчина, махавший нам, обхватил меня руками. Он что-то цеплял мне на пояс, пока я, ошеломлённый, смотрел на мою спутницу. Она из-под жилетки достала крепкие петли и тоже цепляла висевшие карабины.
— Не смущайтесь, Олег, — улыбнулась Алиса. — Это мой сводный брат — Константин.
— Познакомимся позже! — выверенными движениями мужчина цеплял мой «новый пояс» к карабинам. Лицо молодого человека блеснуло в свете фонаря, и я узнал своего недавнего попутчика-официанта-повара в бессменном вишнёвом пиджаке.
«А что, если это какие-то воры, и я помогаю им уйти от погони?» — промелькнула здравая мысль. Константин, кажется, прочитал вопрос в моих глазах и одарил меня лучезарной и доброй улыбкой, какой я никогда не видел. Странное спокойствие накрыло меня.
— Обхватите меня сзади ногами и держите за плечи, — голос Алисы вывел меня из ступора, и я (не без удовольствия) сделал так, как она просила, повиснув на натянутых канатах.
Константин толкнул меня в спину двумя руками и прокричал:
— Удачи и лёгкого приземления!
Я оглянулся и только успел заметить ослепительную улыбку толкнувшего меня в бездну, всё остальное скрылось в темноте.
Тьма ударила меня в лицо снизу. Но ещё больше я испугался за мою спутницу, крепче обхватив её ногами и сжав плечи. Она держала мусорный контейнер на коленях. Устремившись на несколько метров вертикально вниз, тросы подхватили нас, карабины и петли натянулись, и мы ринулись вперёд. От неожиданности я запрокинул голову, сердце колотилось, и только сейчас заметил, как ярко на небосводе светят звёзды. Когда едешь с большой скоростью или даже летишь и смотришь на далёкие светила, ты теряешь ощущение этой скорости. И звёзды остаются неподвижны. Биение моего сердца замедлилось, я успокоился. Алиса, подставив лицо под прохладные струи, наслаждалась потоками воздуха, её «пёрышки» на голове колыхались в бешеном ритме.
Взглянув вниз, на землю, я обомлел, увидев всю красоту гостиничного комплекса. В осветительных огнях прожекторов здания, аттракционы с колесом обозрения, освещённые парки и сады, детские площадки с замысловатыми домиками и огромными грибами создавали какую-то сказочную страну с её неповторимыми изгибами дорожек и тропинок. Я вдыхал аромат волос девушки, с которой познакомился едва ли с четверть часа назад, и мне он был мил, как никогда.
Мы приближались, снижая скорость из-за наклона канатов, к самому величественному зданию гостиничного ансамбля, с колоннами и башнями. Прожектора внизу кружились, выхватывая в круги света то разноцветную мозаику на стенах, то зеркальную поверхность или интерьеры холлов, отблёскивающих в начищенных стеклянных стенах.
Приземление прошло мягко на верхний балкон одной из башен. Алиса помогла мне освободиться от пояса и карабинов, прижавшись к моей груди своей щекой. С ловкостью альпиниста отцепила свои карабины. Покачав в руке золотым ведром, прикоснулась к моей руке:
— Спасибо!
— Что ты носишься с этим мусором? Неужели тут его и выкинуть некуда? — смутился я, не заметив, как перешёл на «ты».
— Мне пора. Подожди меня, пожалуйста, в ресторане, внизу. Я всё объясню позже.
Алиса шагнула назад, всё ещё держа мою руку и скользя по ладони, пока кончики наших пальцев не потеряли друг друга. Я посмотрел ей вслед, расстегнул пиджак и достал из кармашка часы на цепочке, обнаружив, что они стоят.


ЧАСТЬ IV


Спустившись в ресторан, я нашёл свободный столик и направился к нему. Сел, постучал пальцами по скатерти и осмотрел местных посетителей. За дальним столиком сидела женщина в синем платье и курила электронную сигарету. За соседним столом расположились трое мужчин, о чём-то беседуя, на столе у них лежали чёрные цилиндры. Мужчины пили чай. Один официант меня заметил и подошёл к столу.
— Спасибо, ничего не надо, я ожидаю свою спутницу, — опередил я подошедшего мужчину в форменной вишнёвой одежде.
— Алиса Витальевна распорядилась, — неведомо откуда появилась бутылка розового шампанского. Раздался хлопок, и официант уже наливал в мой высокий фужер бледно-красный напиток. Пить мне не хотелось.
— Алиса Витальевна… — повторил я в забытье. Официант кивнул и удалился. А я посмотрел на полный бокал и задремал.
— Да вот и она сама, — показав рукой на вход, сказал подошедший официант в вишнёвом костюме.
В раскрытых дверях ресторана стояла высокая девушка в серебристом платье до пола. Знакомые короткие волосы с «пёрышками» придавали дополнительный шарм. На шее девушки было изящное колье, в ушах — небольшие серьги, а средний палец левой руки унизан перстнем. Я не большой знаток бижутерии, а тем более драгоценностей, но весь гарнитур ослеплял натуральным светом, который мог исходить только от бриллиантов. Это была Алиса, хоть и в роскошном платье, и выше роста той Алисы, которая была в скромной вишнёвой форме. Позади неё в чёрном фраке стоял её брат — Константин. Секунду помедлив, они направились ко мне. Сели за стол, официант незаметно наполнил бокалы, а я с широко раскрытыми глазами любовался красотой Алисы. Она в ответ улыбнулась и посмотрела на своего спутника.
— Разрешите, наконец, представиться — Константин Васильевич Чеширский, — отрекомендовался Константин и протянул мне руку.
— Олег Романович Зайцев, — пожал я протянутую руку.
В дверях ресторана появился человек в строгом чёрном костюме и, заметив Алису, зашагал к нам.
— Алиса Витальевна, ну где же вы?
— Это я вас хотела спросить, где вы были, господин Чернов? — Алиса блеснула глазами в тон своим бриллиантам. — Хотя можете не продолжать. Я вам сама всё расскажу. Вы чрезвычайно прозорливо назначили две встречи с инвесторами и с президентом строительной компании почти в одно время, притом в разных концах комплекса. Уведомив меня об этом только накануне, надеясь, что я не успею предоставить от инвесторов все необходимые документы, векселя и деньги для строительства нового блока… «Ф», — Алиса посмотрела на меня и незаметно подмигнула. — Но я успела!
Мужчина в строгом чёрном костюме стоял, как обиженный ребёнок, смотря в пол.
— Но я… я… — только и мычал мужчина.
— Вы! Вы теперь совершенно свободны, Туз Карлович, — продолжала Алиса. — И не беспокойтесь, я уже нашла себе нового помощника, — она коснулась моей руки. — Да, и заберите с собой этих чудо-рейдеров. Пусть бегут к своему спятившему шляпнику чай пить, — девушка бросила взгляд на соседний стол, где лежали чёрные цилиндры. Мужчины встали, взяли свои головные уборы и, блеснув верхом чёрного шелка, поспешили к выходу. Я вспомнил эти ци­линд­ры там, на лестнице, в темноте, когда с Алисой поднимался на крышу. — Я же сказала, вы свободны, — обратилась она к Тузу Карловичу.
— Помочь? — вмешался Константин, обнажив, как мне показалось, свои заострённые кошачьи зубы в улыбке.
— Не надо, Котя, — ответила Алиса. Константин замурлыкал (или мне показалось?).
Туз Карлович Чернов, шагая назад и как-то неуклюже кланяясь в такт, вышел спиной в дверь.
Я решительно ничего не понимал. При чем здесь я? Как я помог? Что я такого сделал? Попал в фантастический круговорот каких-то нелепых событий. Меня только что назначила своим помощником Алиса. Нет, светская молодая дама — Алиса Витальевна, у которой только на пальце бриллиант, думаю, за который можно купить все квартиры моей парадной. Что же это её брат, толкающий нас на канаты, не помог? Или он останавливал этих… рейдеров в цилиндрах? Совсем я запутался и ничего не понимал. Алиса, видя моё замешательство, улыбнулась и сказала:
— Не беспокойтесь, Олег. Теперь всё чудесно. Вы очень помогли. Вы и ваши часы. Теперь всё будет хорошо. Это необыкновенные часы, они могут замедлять время для окружающих, именно поэтому я… мы успели. Спасибо!
— Я рад помочь, — кивнул я и для чего-то добавил, глядя на очаровательную собеседницу: — А вы повзрослели, Алиса. Я достал из кармашка часы — обычные часы, но они начали ходить. Пожал плечами.
— Вы же в «Стране чудес», — Константин улыбнулся широкой улыбкой. Раздался хлопок, господин Чеширский исчез, но над его местом ещё долго, если приглядеться, можно было заметить улыбку из едва заметной дымки. Алиса и я засмеялись.

0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
0
Корзина
0 Р
Товар добавлен в корзину!