Каталог товаров
0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
Печать

Страна чужих : Австрия. Екатерина Русина

В избранноеСравнение
380 Р
-+Купить
Нон-фикшн, биография
  • Обзор
  • Характеристики
  • Отзывы (0)
  • Читать фрагмент

В моей предыдущей книге «Душа в чемодане. Записки бортпроводницы» есть глава под названием «Австрия», в которой мне хотелось подробно рассказать о стране. Но такая большая глава просто не влезла бы в книгу, да и речь тогда шла не о том. Поэтому я решила написать об этой истории отдельно. Книга «Страна чужих. Австрия» уже не о самолётах, но это часть всё того же пути домой. Имена некоторых героев, а также некоторые обстоятельства и моменты изменены по этическим соображениям.

В авторской редакцииДа
АвторЕкатерина Русина
Кол-во страниц136
Возрастное ограничение16+
Год издания2018
ФорматА5
Иллюстрациичерно-белые
ПереплетТвердый
Вес гр.260 г
ИздательствоИздательские решения
Печать по требованию (срок изготовления до 14 дней)Да

Страна чужих : Австрия. Екатерина Русина отзывы

Loading...

Знакомство

«Тебе же нравится немецкий?» — уточнила Надя. Если бы я знала, что последует за этим вопросом, то, пожалуй, задумалась бы как следует. Конечно, мне всегда нравился немецкий, и я много раз бралась изучать его самостоятельно, но дело шло очень неуверенно. После развода у меня появилось много свободного времени, которое я без лишних раздумий посвятила дальнейшему изучению языка. Поэтому, когда Надя спросила меня, я ответила: «Ну конечно!».

В тот момент Надя со своим мужем находились на отдыхе в Египте и, глядя на снующих кругом немцев, решили, что просто необходимо познакомить меня с одним из них — и язык проще будет выучить, и тоску развеять приятным общением. Так они поставили себе цель — выбрать самого симпатичного немца и предложить ему знакомство со мной по фото. Выбирали они долго и тщательно, в итоге их избранником стал молодой человек по имени Фабиан, среднего роста, в очках, с короткими русыми волосами, лёгкой небритостью и идеально ровными зубами. Увидев моё фото, он оживился и сам попросил адрес моей электронной почты. Если бы я знала, что именно это планировала Надя, задавая свой вопрос, я бы подумала как следует.

Через несколько дней я получила электронное письмо с неизвестного адреса, начиналось оно со слов: «Я понимаю, что это странно…». И это на самом деле было странно. Нам обоим, что, заняться больше нечем, кроме как переписываться с незнакомым человеком, который живёт в 2000км? И тем не менее, мы начали общаться. Он рассказал о себе — ему 26 лет, работает техником медицинского оборудования, играет в местной футбольной команде, живёт в доме с родителями и младшим братом Тео, старший брат живёт отдельно на своей ферме и воспитывает с женой троих детей. Фабиан также приложил своё фото — не знаю, был ли он самым симпатичным немцем в Египте, но уж точно не худшим.

В конце письма он спрашивал, точно ли это была я на фото, так как таких симпатичных девушек в его стране не бывает. Пришлось отправить ещё пару фотографий для достоверности, хотя я никогда не считала себя красавицей — обычная русская девушка небольшого роста, русые волосы, голубые глаза, всё как положено. Что касается страны, тут Надя с мужем прогадали и выбрали мне не немца, а австрийца. Фабиан жил в городе Линц и, в общем-то, тоже говорил на немецком, так что главная цель моих друзей была достигнута.

В ответном письме я рассказала о том, почему моим друзьям пришло в голову нас знакомить, что я не имею к этому никакого отношения, и что моя главная цель общения с ним, раз уж оно состоялось, — выучить немецкий. Кратко написала о себе — 27 лет, живу в городе Домодедово Московской области, ранее работала бортпроводником, а после списания на землю работаю в группе автоматизации планирования экипажей. Переписку мы вели, само собой, на английском, так как мой немецкий представлял из себя только неплохой словарный запас, который я не могла собрать ни в одно адекватное предложение.

Несколько недель мы переписывались по электронной почте, а потом перешли на общение в Skype. И тут выяснилось, что немецкий язык имеет только одну точку соприкосновения с австрийским диалектом — это алфавит. Произношение было абсолютно другим, и многие слова даже близко не напоминали исходные. Фабиан учил меня строить предложения, правильно ставить артикли в нужном падеже, приводил примеры использования слов и фраз. Было очень интересно делиться особенностями наших языков — например, в немецком языке слово «die Milch» (молоко) — женского рода. Нашлись также слова, которые звучат одинаково на русском и на немецком, но имеют разное значение. Как, например, слово «der Schal» означает шарф, а не шаль. Я была абсолютно счастлива, что, наконец, всерьёз занимаюсь изучением любимого языка! Однако, в основном мы общались на английском, это было проще. Мы разговаривали о наших рабочих буднях, о моей бывшей должности бортпроводника, о наших странах и их различиях. Мы подружились, насколько это возможно для людей, которые никогда не виделись в жизни. Я стала ждать его писем, как это было в фильме «Вам письмо», это поднимало мне настроение и позволяло себя чувствовать не так отчуждённо в этом бескомпромиссном городе. В конце декабря Фабиан решил приехать в Россию, чтобы увидеть страну и меня своими глазами. У меня на тот момент не было действующего загранпаспорта, так что встречу в реальной жизни мы не могли начать с Австрии. Фабиан купил билеты, начал оформлять визу, я помогла ему выбрать гостиницу в Москве недалеко от моего дома, чтобы проще было видеться после моей работы. За несколько дней до отъезда он вдруг написал мне встревоженное письмо, что его родители и друзья переживают за него — ведь он собирается один в другую страну, да ещё какую! Дикую Россию, где по Красной Площади ходят пьяные медведи и можно получить обморожение даже в шапке-ушанке. К тому же у него нет никого в этой стране кроме едва знакомой русской девушки, которая, может быть, вообще не существует! Очаровательно, что поколение наших родителей настолько не верит в современные технологии, что человек в Skype для них не достоверен. Для успокоения его родителей я дала все свои контакты — адрес, телефон, место работы и даже телефон своих родителей. Фабиан купил тёплые сапоги, которые никогда прежде не нужны были ему в Австрии, взял самую тёплую куртку и смело отправился на своей машине в венский аэропорт Швехат.

Я тогда работала в аэропорту Домодедово, и сразу после рабочего дня отправилась в зал международного прилёта. У меня в руках была табличка с его фамилией «Meier (Майер)» на случай, если при реальной встрече мы друг друга не узнаем. Но узнали мы друг друга сразу, встреча получилась радостной, будто знакомы уже сто лет. В жизни он оказался меньше ростом, чем я представляла, пожалуй, он был всего на пару сантиметров выше, чем я на каблуках. Надин муж Женя довез нас до гостиницы, я помогла Фабиану оформиться на ресепшене. Он был в шоке от погоды — нещадно валил мокрый снег, образуя непроходимую кашу на дорогах. За ужином в кафе Фабиан писал успокоительные сообщения родным и друзьям о том, что я реальная, не маньяк, не убийца, не хожу с бутылкой водки в руке и не пытаюсь отобрать у него кошелёк. Я уехала домой, оставив его наедине с незнакомой русской столицей. Весь следующий день я была на работе, тем временем Фабиан обследовал ближайшие окрестности Москвы — музей-заповедник Царицыно, станция метро Домодедовская и всё, что вокруг. Погода была такая же отвратительная, и к вечеру, когда мы смогли встретиться, у Фабиана поднялась температура. Поэтому мы уже не пошли ни на какие экскурсии и исследования города, а просто поужинали в ресторане при гостинице за тёплой беседой. Мне было легко с ним общаться, как со старым другом. Я была рада, что это странное знакомство теперь стало реальным и мы не были им разочарованы, я надеялась, что мы поможем друг другу пережить сложные периоды в нашей жизни — оказалось, что Фабиан тоже недавно пережил расставание. Его девушку звали, как и мою сестру — Карина. Они прожили вместе пять лет, в итоге Фабиан понял, что она не «та самая» и решил с ней расстаться. Но само это решение было для него большим стрессом, он даже взял отпуск на работе и сел на антидепрессанты. У меня обошлось без антидепрессантов, но моё состояние было ничем не лучше, и оно усугублялось тем, что я жила одна в чужом для меня городе.

На следующий день мы встретились также после моей работы и поехали смотреть Красную Площадь. Фабиан признался, что тоже представлял её больше. Когда я впервые увидела её, я была удивлена, ведь по телевизору она всегда казалась необъятной. Мы говорили всё также на английском, так как времени у меня было мало, а, чтобы составить предложение на немецком, у меня бы ушло полчаса. Погода стояла сырая и промозглая, после прогулки по Шлюзовой набережной мы замёрзли и зашли отогреться в милое итальянское кафе. Заказали огромную пиццу с тунцом и Фабиан решительно взял под неё графин водки, ведь мы в России! К тому же надо было согреться. Ему понравилась Москва, он сказал, что она ничем не хуже самых красивых городов Западной Европы. Единственное, к чему он не был готов — это погода. Он бы легче пережил лютый мороз, чем такую псевдозиму с мокрым снегом и дождём. За ужином мы рассказывали о своих родителях, братьях и сёстрах, он рассказывал о своих маленьких племянницах и об увлечении футболом, который в моём сознании никогда не занимал никакого места.

Последний день перед отъездом Фабиана — 31 декабря 2012 года. Праздновать Новый Год мы отправились в гости к Наде и её мужу, они пригласили нас для компании. Так необычно было встретиться всем вместе! Надя и Женя устроили эту авантюру в Египте, а теперь мы все вчетвером сидели в их уютной московской квартире и пили шампанское, встречая новый год.

На следующий день я проводила Фабиана в аэропорт Домодедово, мы попрощались, договорившись, что следующий визит за мной. А с него — знакомство меня с Австрией, своими друзьями, родственниками и, конечно, практика немецкого.

Через две недели я отправилась в свой родной город Набережные Челны всего на один день, чтобы получить новый загранпаспорт. За этот день я успела встретиться с подружками и сёстрами, несмотря на настоящий январский мороз, даже отдалённо не напоминающий московскую зиму. Один день — отличный срок для визита в город прошлого. Не успеваешь втянуться и стать размазнёй из воспоминаний и сожалений.

Сразу по выходу на работу я выбрала удобное направление для своего путешествия. В Линц не было прямых рейсов из Москвы, поэтому лететь в любом случае надо было с пересадками, а вариантов было много — через Пардубице, Мюнхен, Вену… Я выбрала Вену. Для работников авиакомпании отличные скидки на билеты, поэтому выбирала я именно из наших рейсов. После оформления билетов начался сбор документов для визы — это оказалось не так уж сложно, и через неделю все необходимые бумаги были у меня на руках. Оставалось только ждать.

Впервые Австрия

С работы меня отпустили на четыре дня. Суровым февральским вечером после работы коллеги подвезли меня в аэропорт Внуково, откуда утром вылетал рейс в Вену. Диспетчеры нашей авиакомпании дали мне направление в гостиницу как члену экипажа, хотя я уже давно не экипаж, но они относились ко мне очень хорошо, ведь по своей новой работе я обучала их тонкостям новой программы планирования экипажей.

С собой пришлось взять весеннее пальто и сапоги, так как, по словам Фабиана, у них зима не такая холодная. За счёт разницы во времени я прилетела в Вену почти в то же время, что вылетела из Москвы. Фабиан встречал меня в аэропорту с букетом розовых хризантем. Мы обнялись и долго не могли перестать улыбаться, было так здорово осознавать, что глупое знакомство в интернете привело сначала его в русскую столицу, а теперь меня в австрийскую. Он был на машине, и мы сразу отправились на краткий осмотр города. Мы остановились на площади с открытым рынком, где продавали фрукты и овощи, аккуратно сложенные в деревянные коробки с надписями — названия и цены, кое-что мне было знакомо, а кое-что я даже по-русски не знала, как называется.

Погода и вправду не шла ни в какое сравнение с московским февралём, я ещё в аэропорту переоделась в весеннее пальто, а в городе даже сняла шапку. Мы пообедали в типичном австрийском кафе, где Фабиан попросил официанта разговаривать со мной на немецком, но о-о-очень медленно, так как я только учусь. Но, как бы он ни старался, из всех его слов я поняла только: «Bitte sehr» (нем. «пожалуйста»). Я впервые попробовала великолепный венский шницель! Это нежнейшая телятина в панировке, обжаренная до коричневой корочки, подаётся с клюквенным джемом, дольками лимона и маринованным острым перцем. Запив эту вкуснятину местным белым вином, мы отправились на короткую прогулку по Вене. Честно сказать, большие города сильно утомляют и мне хотелось скорее попасть в Линц, но он у нас по плану был только на завтра.

Безусловно, Вена — изумительный город! Чистейшие улочки, выложенные брусчаткой, ухоженные здания с ненавязчивой рекламой, улыбчивые прохожие, элегантные красные деревянные кареты для туристов и лошади в стёганых клетчатых накидках. Мы осмотрели самый известный в городе собор Святого Стефана, который является национальным символом Австрии, его строительство началось ещё в 12 веке и велось вплоть до 16 века. В 1945 году собор, не пострадавший за все годы войны, был разрушен мародёрами. После масштабной реставрации собор представлял собой величественное здание высотой 136 метров. Массивная крыша выложена цветной черепицей в форме гербов Австрийской республики. Острые шпили башен возвышаются, как огромные копья, а многочисленные скульптуры в готическом и романском стилях дополняют атмосферу. Прямо скажем, молитвенного настроя у меня эта обстановка не вызвала, но красиво. Можно было бы снять здесь шикарный фильм ужасов, что-нибудь о призраках средневековья…

Вахау

Вена не была главным пунктом назначения на день моего приезда, и через пару часов мы уже ехали в винодельческую долину Вахау, что примерно в 80 километрах. В этой романтичной долине реки Дунай, которая тянется от города Мельк до Кремса, несравненная природа и уникальный климат для выращивания винограда, и практически в каждом доме занимаются изготовлением вина. Основные сорта, выращиваемые в долине Вахау — это Рислинг и Грюнер Вельтлинер.

Дорога была великолепная, чистая, гладкая и ровная, как взлётно-посадочная полоса перед проверкой. Под вечер мы приехали в Штайн на Дунае (Stein an der Donau), сейчас это пригород Кремса, а когда-то он был отдельным городом. Наверное, он называется Штайн (нем. «камень»), потому что почти все здания выстроены из камня. Изящные арки, высокие заборы, башня — всё из натурального камня. В сумерках виднелся подсвеченный замок в горах по другую сторону Дуная. Удивительно, что городок такой маленький, а всё в нём так красиво — он будто весь был одним сплошным музейным экспонатом, аккуратный, словно игрушечный, сказочный, как на картинке. Уличные фонари в чёрных каркасах, фигурные решётки на окнах, милые луковки католических церквей, ветви плюща по каменным стенам зданий и высоченные ели — этот городок был уникален и самобытен.

Далее мы отправились в Санкт Михаэль, что в 15 километрах от Штайна. Было темно, валил размашистый снег, и мы остановились в ближайшем гостевом доме, около которого развевался красно-белый флаг с надписью: «Zimmer frei!» (нем. «свободная комната»). Дом был большой, двухэтажный, на первом этаже комнаты хозяев, а на втором комнаты для гостей. На второй этаж вела крутая лестница с витыми чугунными перилами. Помимо комнат для отдыха, на втором этаже была кухня для гостей, а в коридоре холодильничек с напитками. Что интересно — на холодильнике лежала бумажка, куда гости записывали, сколько и чего они выпили, и потом хозяева включали это в счёт. И ведь на самом деле записывали! Одна рюмка шнапса, банка колы или моста. Мост — это местный слабоалкогольный напиток вроде сидра из яблок и груш. Разместившись в комнаты, мы отправились на прогулку по городку.

Пошёл липкий мокрый снег, и мы спрятались в кафе Байер Хойригер (Bayer Heuriger). Судя по всему, это кафе находилось на первом этаже дома хозяев, как и в гостевом доме, где мы остановились. За столиком при входе нас встретил сам хозяин кафе — высокий мужчина средних лет плотного телосложения, с очень приветливой улыбкой, в очках. Он тут же предложил нам войти и выбрать столик, будто мы его старые знакомые. Кафе было набито до отказа, за каждым столиком велась оживлённая беседа. Мы сели за столик в центре и Фабиан заказал несколько видов местного вина, сырную тарелку и булочки. Когда я пошла мыть руки, хозяин добродушно спросил, откуда мы приехали, я ответила: «Ich bin aus Russland», на что он удивленно ахнул и заулыбался ещё сильнее, подозвал Фабиана и что-то начал говорить ему на немецком так быстро, что я поняла только отдельные слова. Уже через пару минут хозяин вёл нас в подвал показывать свои запасы. Там стояли огромные бочки с вином, а также стеллажи с разными бутылками, некоторые явно лежали не один десяток лет — этикетки пожелтели от времени, а сами бутылки покрылись толстым слоем пыли. Одну из них, с названием «Bayer Weißburgunder», хозяин трепетно достал со стеллажа и показал нам, рассказывая что-то очень ласковым тоном. Я ничего толком не поняла, но подумала, что это одно из самых лучших вин, произведённых в его доме. После мы вернулись за столик, где нас уже ждало то самое отменное белое вино и сыры с хлебом. Я ещё никогда не пила вино в том же городе, где оно было произведено! Это было великолепное сухое вино с лёгкой кислинкой и фруктовыми нотками. За соседним столиком сидела компания молодых людей, которые бурно обсуждали что-то, глядя в карту. Фабиан предложил пообщаться с ними, чтобы проверить, смогу ли я понять их диалект. Мы подсели к ним, Фабиан быстро влился в беседу, а я сидела с краю с бокалом вина в руке и пыталась уловить суть разговора. В какой-то момент мне стало обидно. Конечно, я люблю немецкий, но когда сидишь в компании, где все так занимательно общаются, не обращая на тебя внимания — это другое дело. Я вернулась за наш столик, а Фабиан заметил моё отсутствие за общим столом только когда я уже надела пальто. Наверное, я просто устала — день был такой насыщенный. Мы молча дошли до гостевого дома и разошлись по комнатам. Напоследок он всё же ненавязчиво извинился, но мотивировал своё поведение тем, что так мне будет проще выучить язык.

Моя комната была оформлена в сиреневых тонах. Сиреневые шторы, покрывало, шторка в ванной. Мой любимый цвет. Кругом светлое дерево, пахнущее и вселяющее покой в мысли. Я устроилась на кровати с книгой в руках, вспоминая, как любила раньше заселяться в разные гостиницы, когда мы с экипажем прилетали в командировки. Стало немного грустно. Несомненно, я всё ещё скучала по полётам. Я вышла в коридор и налила себе лимонад, записав его на счёт своего номера, а потом долго сидела на кровати за чтением Артура Хейли.

07 февраля 2013г.

* * *

Следующее утро было восхитительным — солнечный свет заливал просторную комнату, за окнами пели птицы, доносился запах свежих булочек, из приоткрытой форточки лёгкий ветерок колебал очаровательные узорчатые шторы. Мы с Фабианом встретились на общей кухне, где хозяева уже заботливо приготовили нам отменный завтрак — омлет, булочки, круассаны, копчёное мясо, несколько видов сыра и абрикосовое варенье собственного приготовления. Деревянные столы были накрыты отглаженными розовыми и белыми скатертями, на стене висела большая карта Австрии, а из окна под мансардой виднелись худенькие деревья виноградника. После завтрака мы собрали вещи и вышли на улицу. Теперь, при дневном свете, было видно, что дом находился прямо на берегу Дуная!

Наш путь пролегал мимо плавных холмов и гор, мимо ухоженных ферм и деревушек, каменных башен и заборов, по извилистым мостам, вдоль просыпающихся к весне виноградников. Не удивительно, что долина Вахау внесена в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО!

Линц

На въезде в Линц Фабиан остановил машину около магазина национальной одежды — он уверял, что мне просто необходим «дирндль», национальное женское платье, ведь местные жители очень чтут традиции и на улицах часто можно встретить женщину в «дирндль» или мужчину в «ледерхозен» — известных кожаных шортах на подтяжках. Магазин находился в большом отдельном здании, внутри которого всё было сделано из дерева — пол, потолок, шкафы, примерочные. При входе стояли в ряд манекены в длинных национальных сарафанах с корсетами, светлых передниках и белых блузках. Мне ещё никогда прежде не доводилось видеть такую одежду, она выглядела аккуратной, элегантной, даже патриотичной. В следующем блоке на полках шкафов были разложены короткие белые блузки, нижнее бельё под них, а на многочисленных напольных вешалках висели разноцветные сарафаны с передниками. Фабиан ушёл в мужской отдел, где продавались кожаные шорты и рубашки, чтобы обновить свой национальный костюм. Моим нарядом занялась приятная женщина-консультант средних лет в длинном «дирндль». Сначала мне выбрали блузку, пришлось брать самый маленький размер: видимо, местные женщины обычно крупнее. Короткие рукава и горловина блузки окаймлялись ажурной сборкой. Потом я померила сарафаны нескольких расцветок, от голубого до розового. Голубой мне очень понравился, он был выполнен на коричневом корсете и в сочетании с голубым напоминал мне мою любимую юбку, в которой я впервые увидела океан на острове Бали. Но когда я померила розовый, поняла, что это тот самый, хотя розовый никогда не был приоритетным в моём гардеробе. Корсет был выполнен из плотного коричневого атласа, юбка в бело-голубую клетку и сверху ярко-розовый передник с поясом из такой же хлопковой бело-голубой ткани, как юбка. Мы встретились с Фабианом в центре зала перед зеркалом, он уже был одет в коричневые «ледерхозен» и рубашку в бело-голубую клетку, как моя юбка. Мы переоделись, Фабиан оплатил покупку — я даже не представляю, сколько стоило такое платье, на цены я не смотрела, и мы отправились в гостиницу. Это была милая гостиница бизнес-класса на краю города, Фабиан проводил меня до номера, занёс чемодан и оставил меня отдыхать, сказав, что вечером заедет — нас ждёт ужин с его друзьями в ресторане. Мне нравилось, что у него всегда готов план и мне не надо ни о чём переживать.

Несколько утомившись с дороги, я первым делом прилегла отдохнуть. Номер был оформлен в строгом, но современном стиле — серые тона, красные информационные тетради и таблички, чёрное покрывало с коричневыми полосами, маленький письменный стол на толстых ножках из тёмного дерева. Люблю гостиницы, особенно такие, в которых не чувствуешь себя как дома. Какой смысл жить в гостинице с ощущением, будто ты дома и никуда не уезжал?

До сборов в ресторан у меня оставалось три часа. Я приняла душ, развесила свои платья в шкафу и поняла, что без утюга не обойтись. Пришлось искать администратора и просить утюг — хорошо, что в Австрии все говорят по-английски, ибо их диалект немецкого для меня ничем не понятнее китайского. Администратор дала мне ключи от хозяйственной комнаты, где стояла гладильная доска и утюг, я сгребла свои платья и отправилась туда. Зачем мне восемь платьев на четыре дня? Отгладив их, я вернулась в номер и стала выбирать, которое мне надеть сегодня, чтобы произвести правильное первое впечатление. Что вообще они ожидают увидеть? Русское народное платье и кокошник, а за поясом бутылка водки и всё это верхом на медведе? Я выбрала платье до колен с ярко-оранжевым верхом в малиновую полосу и чёрным низом. Надела подходящие бусы, сделала свежий макияж и спустилась в гостиничный бар, чтобы перевести дух, освоиться в местной атмосфере. В баре было совершенно пусто, даже бармен появился только через двадцать минут. Я начала ради интереса листать меню, выискивая знакомые слова. Кушать я не собиралась, ведь мне предстоял вечер в ресторане, так что приветливый официант не дождался от меня ни слова.

Фабиан заехал чётко вовремя и встретил меня в ресторане, он был в классическом сером костюме и белой рубашке. Я была рада, наконец, встретить хоть одного знакомого человека. Мы доехали на машине до моста Нибелунгенбрюке (Nibelungenbrücke), недалеко от площади Хауптплац (Hauptplatz), и немного прошлись пешком до ресторана Стейкхаус. Рядом с рестораном находился известный Музей современного искусства Лентос, он весь светился голубыми и розовыми огнями, отливая на воде Дуная. В ресторане по правую сторону был накрыт длинный стол человек на двадцать, и почти все места за ним уже были заняты друзьями Фабиана. Они оживились при виде нас, парни встали и Фабиан начал по очереди их представлять мне, а девушки не проявили особого интереса, они разговаривали между собой и неторопливо пили вино из высоких бокалов. Я надеялась, что кто-то из девчонок поговорит со мной, но меня окружили парни и начали расспрашивать, уважаю ли я Путина, на самом ли деле мы всё время пьём водку и идёт ли в Москве снег в июле. Хотела рассказать про Анадырь, но не стала. Среди парней был также брат Фабиана Тео, который был с ним в Египте, когда к ним подошли Надя и Женя. Кстати, оказалось, что Тео тоже заинтересовался тогда моей фотографией и даже спорил с братом, чтобы он отдал ему мой адрес электронной почты. Но Фабиан, несмотря на сомнительность авантюры, не поддался на уговоры. Фабиан всё время рассказывал брату обо мне, о том, что мы подружились, и Тео постепенно проникся ко мне симпатией. На вечере он всё время сидел рядом, о чём-нибудь со мной говорил, доливал мне вино и заказывал, что мне хотелось.

На горячее нам принесли шикарные стейки под разными соусами. Мы заказали все виды шнапса, которые имелись в ресторане, больше всего мне понравился грушевый. Ребятам было особенно интересно наблюдать за моей реакцией на разные вкусы, и они непременно пытались предложить мне выпить водки после каждого нового вида шнапса, но я отказывалась. Они на самом деле были уверены, что все русские пьют только водку, причём без перерыва. Несколько парней из компании входили в состав футбольной команды, где играл Фабиан, они держались отдельно и обсуждали, судя по жестам, детали недавней игры. Ребята стали учить меня самому сложно произносимому слову на австрийском диалекте, звучало оно как-то вроде «айхкетцельшвейф», но сказать его нужно было с определённой интонацией. Все заразительно смеялись от того, что это слово получалось у меня без акцента! Это при том, что я не говорю по-немецки. Означало это слово «хвост белки».

После нескольких часов за поеданием вкуснейшего мяса, овощей, луковых колец в кляре под пиво и шнапс, мы вышли на улицу. Там стало заметно прохладнее, многие сразу разошлись по домам, так как время было довольно позднее. Но осталось пятеро человек, готовых продолжать банкет, и мы поехали в кафе. Меня удивило то, что все они после выпитого шнапса спокойно сели за руль! Ни на секунду не усомнившись! И нас ни разу никто не остановил. В кафе ребята играли в дартс, а мы вдвоём с единственной из оставшихся девушек, Тиной, пытались сложить беседу на ломаном английском. Ломаном — потому что ей, видимо, не часто приходилось на нём говорить, хотя все здесь учат этот язык с начальных классов, ну а для меня этот язык всё-таки не родной и в основном я пользовалась им в ограниченном варианте для работы с пассажирами на борту. Теперь приходилось выковыривать из памяти все слова, какие там только могли заваляться со школы.

Фабиан отвёз меня в гостиницу уже далеко за полночь, я была даже рада наконец остаться одна, перевести дух и уложить в голове все полученные впечатления. Завтра мне предстояло знакомство с родителями, братьями и племянницами Фабиана. Мы договорились, что оба наденем национальные костюмы — с моей стороны будет очень вежливо прийти в гости именно в нём.

Я приняла душ, с удовольствием растянулась на большой мягкой кровати и включила телевизор, по которому диктор говорил на чистом немецком языке, без всякого диалекта.

08 февраля 2013г.

* * *

Я не заметила, как уснула, и проснулась утром от телефонного звонка Фабиана, он сказал, что заедет за мной через час. Я быстро встала, умылась, причесалась и старательно надела костюм, аккуратно завязав бант на переднике. Выглядело потрясающе! Фабиан заулыбался во всё лицо, увидев меня в дирндль. Он был в ледерхозен, высоких белых гольфах и клетчатой рубашке.

Дом Фабиана находился в городочке Леондинг, относящемся к округу Линц. Это был внушительных размеров двухэтажный дом неброской наружности, с двумя гаражами, небольшим палисадником и внутренним двориком. Дома нас ждали родители Фабиана — фрау и герр Майер, Тео, а также старшая дочь старшего брата Фабиана — Хельга. Всем очень понравился мой наряд, фрау Майер даже отметила, что, если бы не знала, что я русская, подумала бы, что я местный житель. Нас пригласили за стол, накормили отменным тушёным мясом с овощами, и фрау Майер начала расспрашивать меня про Россию. Она прекрасно говорила по-английски, Тео тоже, а вот герр Майер и Хельга, к сожалению, нет. Я рассказала им о своей работе, о том, что раньше была бортпроводником, о том, что в России всё не так страшно, как считает большинство европейских людей, судя по всему. Всем им было очень интересно пообщаться со мной, никто из них ни разу ещё не встречал человека из России! Для Хельги я привезла собственноручно связанную сумку с замысловатыми узорами и небольшой набор для творчества. Она не понимала меня, но мы сообща смастерили несколько фигур из картона, чему она была очень рада, ведь дома с ней редко играют — всё время занято работами на ферме и уходом за младшими девочками-близняшками.

После этого визита мы отправились на осмотр самого города Линц. Первым делом посетили Хауптплац — площадь, недалеко от которой мы были вчера в ресторане. По европейским масштабам это на самом деле большая площадь, к тому же она была заложена ещё в средневековье и является гордостью и исторической ценностью горожан. Она окружена четырёхэтажными старыми изящными домами с лепниной и барельефами, в одном из домов раньше была ратуша. Хауптплац — центр жизни города, здесь проходят ярмарки, праздники и это очень популярное место для встреч. В центре расположена Колонна Святой Троицы, это памятник из белого мрамора высотой 20 метров, на нём расположены три таблички со словами благодарности Богу — за избавление от угрозы войны в 1704 году, за избавление от пожара в 1712 и за избавление от чумы в 1713. На постаменте выстроены статуи местночтимых святых, к которым обращались жители города с молитвами, а венчает композицию образ Девы Марии, выполненный из позолоченной меди. Этот памятник — несомненно, запоминающийся символ города, величественный и грациозный.

0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
0
Корзина
0 Р
Товар добавлен в корзину!