При некорректном отображении страницы нажмите сочетание клавиш Ctrl+F5

Интернет-магазин современной литературы
Ваша Корзина
Корзина пуста
  • Ваша корзина пуста


Форма входа

Логин:
Пароль:

Категории сайта

Новые имена (24)
    Книги для детей (443)
    Художественная литература (1040)
    Электронные издания (311)
    Энциклопедии / Справочники (24)
      Журналы (57)
        Кулинария (2)
          Подарочные издания (12)
            Раскраски (20)
              Аудио-книги / DVD-диски (32)
                Разное (15)
                  Букинистика (231)
                    Акции (32)
                      Игрушки (1)
                        DiskBook (7)

                          Статистика


                          Онлайн всего: 3
                          Гостей: 3
                          Пользователей: 0
                          » »

                          ""Полночное паломничество"" Никита Брагин

                          Сборник Никиты Брагина выпущен по программе "Народное достояние"

                          • Издатель: Издательство "Союз писателей"
                          • Вес: 230.00
                          • Кол-во страниц: 116
                          • Формат: А5
                          • Обложка и переплет: твёрдый
                          • ISBN: 978-5-00073-097-3
                          • Теги: Союз писателей, народное достояние, золотой фонд, Никита Брагин, Полночное паломничество, поэзия
                          • Рейтинг: 5.0/1
                          руб.268.80

                          Введение

                          Совсем непросто писать о новой книге Никиты Юрьевича Брагина. Очень непросто... Новый сборник стихов этого автора, несомненно, будет интересен тем, кто уже знаком с его творчеством. А что сказать читателю, который ещё не знаком с ним?

                          Во-первых, нужнo понять, что автор – учёный, и подход его к стихосложению – это подход учёного. Но отнюдь не «учёного-сухаря». Учёный-лирик, такое определение будет куда более точным и справедливым. Учёный, который изучает мир вокруг себя, анализирует его, пользуется системным научным подходом... и остаётся писателем и поэтом, интуитивным и чутким к слову.

                          Первое, что сразу заметно в подборке, это стихи человека, «владеющего предметом», глубоко знающего историю, побывавшего во многих местах России и зарубежья. Все стихи не поверхностны, обращение к любой личности, к любой дате, событию можно не подвергать сомнению и не нырять в Википедию. Разве только для того, чтобы расширить свой собственный кругозор, свою эрудицию, узнать что-то новое, интересное. Пожалуй, без этого ряд стихов невозможно понять и оценить правильно. Иными словами, Никита Брагин требует от читателя подняться на его уровень, требует ненавязчиво, увлекая повествованием, разжигая интерес к описываемому. В этом прелесть его стихотворений на исторические темы, на библейские, на многие другие.

                          Я звуки открываю заново,

                          а слово не уйдёт из виду, –

                          мозаикой Юстиниановой

                          взывает вогнутость абсиды,

                          и тайны каменного кружева

                          несёт под купола хорал,

                          и музыка, стихом разбужена,

                          целует мраморный портал.

                          Но льются горечью калиновой

                          смятения, тревоги, грозы,

                          и кровью проступает киноварь

                          сквозь набегающие слёзы;

                          покрыла серебро окалина,

                          затмились углем образа,

                          и засыхает на развалинах

                          давно бесплодная лоза.

                          Достаточно прочесть этот отрывок, и читатель легко убедится в том, насколько плотно увязаны техническая и лирическая составляющие текста. Насколько хорошо они «пригнаны», без всяких пропусков, пустых словечек, ненужных нагромождений.

                          В работах Никиты Брагина, наряду со сложными понятиями и словами, нет никакой зауми, надуманности. Человек пишет о том, что он сам знает, видит и чувствует. Некоторая сложность обусловлена знаниями, которые есть далеко не у всех. Здесь ещё раз нужно «подтягивать себя», навёрстывать упущенное, перечитывать забытое. И делается это легко потому, что чтение увлекает, и не хочется прерывать его из-за собственного несовершенства.

                          Очень интересны «экскурсы» автора. Причём не только в пространстве, но и во времени. Отличное знание истории сочетается с её лирическим восприятием, особым пониманием происходившего и личными переживаниями. Личными, но понятными любому, близкими, почти собственными. От страшных, хранящихся на генном уровне, до слышанных от родителей, дедушек и бабушек, запомнившихся из книг и кинофильмов.

                          Ушёл к Тамани «Красный Крым»,

                          на дне «Червона Украина»,

                          и мы, последние, сгорим

                          и кровью породнимся с глиной,

                          горячим камнем и золой,

                          костями, кирпичами, пылью –

                          с любимой, вековой, могильной,

                          всё принимающей землёй.

                          Шурша скелетами столетий,

                          в окопы сыпется она, –

                          теперь мы ей родные дети,

                          товарищ главный старшина.

                          Всё похороненное в ней –

                          керамики сухие гроздья,

                          нагие острия кремней,

                          тяжёлые отливы бронзы –

                          всё перемешано войной,

                          иссечено железным ливнем –

                          Боспора золотые гривны,

                          и чёрный лом брони стальной,

                          и хоботы противогазов,

                          и мраморный девичий лик,

                          и нимфа в нежном хризопразе,

                          и молнией – трёхгранный штык!

                           

                          ***

                          Ах, мистер Бергман, жизнь проходит

                          не наизусть, а навсегда,

                          трубят на рейде пароходы,

                          гремят по рельсам поезда.

                          На фоне праздничной Ривьеры

                          в полнеба плавится закат

                          и красит волны в цвет мадеры,

                          созревшей сотню лет назад.

                          А действие идёт к финалу,

                          но не становятся новей

                          ни блиц огней, ни звон бокалов,

                          ни шелест пальмовых ветвей.

                          ***

                          Важное место в сборнике занимает религиозная лирика. Здесь не нужны пустые слова «сопровождения», какая-то объяснительная часть, инструкция. Достаточно просто привести несколько отрывков, и всё становится ясно.

                          Не бойся нас, возлюбленное чадо!

                          Твой звонкий смех для ангелов отрада,

                          твоя слеза для схимника цветок.

                          Ты музыка молитвенному слогу –

                          и смех, и плач дитяти всходят к Богу,

                          и никогда ты не был одинок

                          в сём храме – мы давно тебе внимали

                          с небесной радостью в земной печали...

                          ***

                          Но не слушал Спас молитвы, не стоял во храме Он,

                          а сидел в избушке старой на краю села,

                          где над маленьким ребёнком голубицей раненой

                          пела песенку сестрёнка, пела и звала...

                          И апостолы внимали, словно откровению,

                          и сложили в красный угол хлебы и гроши

                          догорающему слову, тающему пению,

                          незаученной молитве, голосу души.

                          И последнее, о чём ещё хотелось бы сказать... А может быть – и самое важное.

                          Та часть подборки, в которой извечный вопрос – «кто прав, физики или лирики», стыдливо отступает, признавая свою полную несостоятельность, свою беспомощность и неправомочность. Это стихи о России, о детских и юношеских временах. И особенно – стихи о Москве. Стихи, подкупающие своей искренностью, стихи, в которых учёный отстраняется и даёт полную волю лирику и романтику.

                          Неси меня, река, на север уноси

                          извилистым путём вдоль ветреного яра,

                          к малиновым волнам кипрейного пожара,

                          в девическую грусть берёзовой Руси.

                          Неси меня, река, сквозь нестеровский лес,

                          промеж холмистых гряд, где удит рыбу инок,

                          где утренник звенит на хрупких иглах льдинок,

                          и в облаках заря, как золотой обрез.

                          ***

                          Как больно возвращаться к дому детства,

                          где из родных никто уже не встретит,

                          но с подозреньем взглянет каждый третий...

                          Ну почему не выдумали средства

                          всё забывать – подъезды, окна, двери,

                          лишь лица и любовь не покидая?

                          А впрочем, я и памяти не верю,

                          что ждать с неё? Обманщица пустая...

                          ***

                          Не всё на свете покупается,

                          есть то, что достаётся даром, –

                          тебе расскажет Подкопаевский

                          о времени, как полночь, старом.

                           

                          Пройди по осени и встреть его

                          среди запущенных кварталов

                          и переулков Рима Третьего,

                          где кружится оно устало...

                           

                          Пожалуй, на этом пора остановиться. Пора предоставить читателю возможность самому погрузиться в мир стихов Никиты Юрьевича Брагина, учёного и поэта. Никакой гид больше не нужен, только тишина и внимание...

                          Лев Либолев

                           

                          Добавил: admin, Четверг, 04.12.2014
                          Похожие издания