Интернет-магазин современной литературы
Ваша Корзина
Корзина пуста
  • Ваша корзина пуста


Форма входа

Логин:
Пароль:

Категории сайта

Новые имена (45)
    Книги для детей (532)
    Художественная литература (1089)
    Эзотерика / Метафизика (8)
      Произведения на иностранных языках (2)
        Психология (2)
          18+ (3)
            Энциклопедии / Справочники (23)
              Журналы (52)
                Кулинария (2)
                  Подарочные издания (12)
                    Раскраски (22)
                      Аудио-книги / DVD-диски (34)
                        Разное (15)
                          Акции (32)
                            Игрушки (3)
                              DiskBook (15)
                                Бесплатно (8)
                                  Электронные издания (200)

                                  Подписка

                                  На правах рекламы

                                  Статистика


                                  Онлайн всего: 1
                                  Гостей: 1
                                  Пользователей: 0
                                  Главная » Художественная литература » Повести

                                  "БОМЖ, или хроника падения Шкалика Шкаратина" Антон Филатов

                                  Мейнстрим, криминогенное повествование

                                  7%
                                  ISBN: 978-5-00073-186-4

                                  • Издатель: Издательство "Союз писателей"
                                  • Паспорт книги: № С70-978-Ф48-1020, присвоен 15.06.2015
                                  • Вес: 240.00
                                  • Кол-во страниц: 128
                                  • Формат: А5
                                  • Обложка и переплет: твердый
                                  • Теги: Антон Филатов, Бомж, Повесть, мейнстрим
                                  • Список категорий товара: Повести
                                  • Рейтинг: 5.0/1
                                  руб.341.76 руб.320.00

                                  Примечание: Изготовление: 7-10 рабочих дней

                                  Герой нашего «криминогенного повествования» Евгений Борисович Шкаратин, неприкаянный скиталец, известный более своей кличкой «Шкалик», ищет отца. Так уж случилось: умирающая мама оставила семнадцатилетнему Женьке одно лишь сердобольное завещание, уместившееся в короткую предсмертную фразу: «Найди отца, сынок… Он хороший… не даст пропасть…». Завещание матери стало для Шкалика делом его жизни.


                                  Отвергнутый миром, бесстрашный воин или попросту неприкаянный скиталец?

                                  За чтением первых глав книги Антона Филатова «БОМЖ, или Хроника падения Шкалика Шкаратина» мне вспомнились слова Альберта Эйнштейна: «Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл». Позже, листая последние страницы, размышляя над простыми человеческими судьбами в их тяжелейшие минуты, я подумала: «Смысл жизни только в одном – борьбе». Так говорил великий Чехов, и так говорю я, закончив чтение первой книги о Женьке Шкаратине по кличке Шкалик – главном герое «криминогенного повествования», который ведёт борьбу с общепринятыми нормами, собственными мыслями и, в большей степени, с самим собой. 
                                  Шкаратин – «маленький» человек из глубинки, воспитанный одной лишь матерью. «Маленький», но стойкий. С огнём в глазах и верой в правду. Вспыльчивый, порой неуклюжий и чрезмерно гордый, но добрый, с большим, горячим сердцем. Это горячее сердце предстаёт перед читателем не сразу – с большой аккуратностью автор пишет о внутреннем мире героя. Местами он даже извиняется за то, что заставил «любезного друга» нервничать, напрягаться. Ему словно бы неловко писать о Женьке, его серой жизни и пьющей матери. Искусно рисуя образ «хулигана-добряка», Филатов приближает читателя к пониманию важнейшей мысли: жизнь неповторима, и как бы ты ни жил, кем бы ты ни был на этой планете, ты прежде всего – человек. Цени каждый миг, познай себя и свои корни. Познай мир таким, каким видишь его здесь и сейчас. Не медли. Время на редкость быстротечно.
                                  Говоря о матери Шкаратина Нине, забеременевшей случайно в шестнадцать лет, автор показывает, насколько случай может изменить женщину: с одной стороны, сделать её краше, ибо материнство – особое состояние души и сердца, с другой – обезобразить женское существо страхами за себя и будущее новорождённого – как теперь жить? На что? Ведь Нина – сирота. Не на кого ей положиться. Некому излить душу. 
                                  «И только одно лишь чувство – необъяснимая тайная радость, изредка внезапно переполняющая члены, от сердца до селезёнки – на счастливый миг возносила юную женщину в космос блаженства и торжествующего ликования. Всепобеждающая сладость материнства!.. Ей не было меры».
                                  Читая приведённые строки, понимаешь: Нина искренне любила своё дитя. Появившись на свет по воле случая, мальчик стал смыслом её жизни.
                                   Антон Филатов как истинный художник слова рисует человеческие судьбы многогранно, лёгкими и тяжёлыми мазками, рисует образно, поражая читательское воображение сумбурностью красок. Узнавая героев, анализируя их поступки, задумываешься о совести, внутренней культуре человека. Данный факт немаловажен: произведение искусства должно нести в себе определённую ценность, и если читатель размышляет о нравственности, благоразумии, значит, автору удалось проникнуть в его душу. Ярчайшими штрихами слов в самые потаённые уголки. О благоразумии и нравственности думаешь, когда, к примеру, читаешь о детстве Шкаратина. Каким оно было? Рассказывал ли кто-нибудь мальчику о нравственных ценностях, духовности? Мать часто находилась в запое, сын воровал из дома вино, учился плохо:
                                  «А когда появлялись очередные «папы», и мама Нина начинала новую жизнь, Женька особенно рисковал, выкрадывая в день по две-три бутылки. И – особенно изощряясь накануне Великих праздников: дней Конституции, Пасхи, химика или медика, последней пятницы на этой неделе…»
                                  Одноклассники подшучивали над ним, смеялись над мальчишкой, которого считали «безотцовщиной». А ведь Женька всё понимал. Понимал и уходил в себя, размышляя над своей маленькой, как ему казалось, нелепой жизнью. Между тем общение со сверстниками – один из ключевых факторов развития личности. Разумеется, Женьку никто этого общения не лишал, но мало кто из сверстников мог понять его, поддержать. Позже в жизни героя появится девушка Люся, которая своей скромностью и красотой «точёной статуэтки» тронет сердце Шкаратина. А детство… тяжёлое оно было. Несчастливое. 
                                  Дочитав книгу до конца, задаёшься вопросом: кто же он, главный герой? Скиталец? Отвергнутый миром человек, не знающий, ради чего стоит жить? Или, быть может, бесстрашный воин, отставший от «своих», засмотревшись на журавлиную стаю? Не узнать Шкаратина – значит не узнать о человеческой безысходности, боли. Читая, очень ясно представляешь себе Шкалика. Смотрит он доверчиво, с какой-то детской открытостью и надеждой. А на сердце тоска, глубокая-глубокая. Отчего? Может, от того, что ещё не был по-настоящему счастлив? 
                                   В произведении чётко прослеживается авторская линия. Антон Филатов ведёт с читателем диалог, в конце каждой главы обращаясь с просьбой потерпеть, дождаться конца произведения, каждая строчка которого пропущена сквозь сердце:
                                  «Таю надежду: всё устроится хорошо и завершится жизнеутверждающим финалом. Подождём, а?.. Ибо, ожидание – это миг непреходящего счастья. «Терпение – медицина бедных», – говаривал народ у писателя Бунина».
                                  Автору важно читательское мнение. Читатель для него не просто человек с книгой в руках, а человек мыслящий, болеющий сердцем за судьбу персонажей. Именно поэтому Антон Филатов искренне надеется найти в читателе товарища. Друга. Я была приятно удивлена, когда читала «авторские обращения» в конце каждой главы. Это сближает с писателем. Сближает необычайно.
                                  Нельзя не сказать о слоге, манере письма. Язык Филатова – самый обыкновенный, без «закрученных» фраз и «шероховатостей». Автор настолько искренен в своём творчестве, что закрывая книгу, ясно видишь описанные в ней события. Видишь «короткие рассевы дождя», «серую просинь ноябрьского неба», чувствуешь запах щавеля, полевого лука, лепестков шиповника… Вот как Антон Филатов описывает «ферму», дарящую людям безмерную радость:
                                  «…«Ферма» гудела по случаю торжеств Великого Ноября. Закончилась уборочная страда, заскирдованы овсы, конопля, ячмени, рыжик. Стога сена огорожены на зиму плетнями. Скот нынче нагулялся, лоснится сальными шкурами. Да и хряки-хрюшки, оставленные в зиму на развод, разжиревшие на обрате да зерновой отработке, не страшатся первых колючих заморозков, только нюхают степной воздух, вопрошающе похрюкивают. Идиллия, да и только...»
                                  Идиллия… Хотелось бы увидеть её в финале. Найдёт ли Женька отца? Будут ли эти двое счастливы? 
                                  «БОМЖ, или Хроника падения Шкалика Шкаратина» – это произведение, где каждый найдёт что-то своё. Кто-то эмоции, кто-то надежду на лучшее. Однако на самом деле, если «копнуть глубже», книга даёт человеку гораздо больше. Она учит не существовать, а жить, меняет мировоззрение. Подобно растению на земле, пускает корни глубоко в сердце, – с каждым прочитанным словом внутри будто вырастает огромное дерево. Дерево мысли под солнцем чувств. Сколько их в нас? Десятки, сотни? Хочется, чтобы было как можно больше.
                                  Прочтите эту книгу. Пусть внутри вас светит солнце.

                                  Александра Невельская, 
                                  рецензент издательства "Союз писателей"

                                  Добавил: alkobo, Понедельник, 15.06.2015
                                  Похожие издания