Каталог товаров
0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
Печать

Иллюзия правды. Саша Кот

В избранноеСравнение
Артикул: 978-5-00143-220-3
510 Р
-+Купить
Романтический детектив
  • Обзор
  • Характеристики
  • Отзывы (0)
  • Читать фрагмент

Ремонт в новой квартире может стать началом погружения в шпионскую тайну двадцатилетней давности. Даша и ее друзья находят дневник бывшей владелицы Елены. Исповедь о романтических отношениях и любовных неудачах перетекает в загадочную историю с исчезновением людей, угрозами и смертями. Отголоски давних событий остались на страницах газет. Но даты не совпадают, а концы с концами не сходятся. Ясно одно: харизматичный Сергей, подписывавший с Дарьей договор о продаже и пригласивший девушку на свидание, как-то связан с тайнами прошлого. Только он слишком молод, чтобы быть прямым участником тех событий. Что же произошло на самом деле? Любопытство сильнее осторожности и здравого смысла. Шаг за шагом молодые люди приближаются к разгадке. Вот только все, что они вытащат на свет, имеет две стороны. Какая из них правда, а какая иллюзия?

Кол-во страниц352
АвторСаша Кот
Возрастное ограничение18+
ОбложкаГлянцевая
ПереплетТвердый
ФорматА5
Вес гр.500 г
Год издания2020
ИздательствоИздательство "Союз писателей"

Иллюзия правды. Саша Кот отзывы

Loading...

Глава 1. История дневника

— Квартира хорошая, хоть и последний этаж. Если возьмете, то не пожалеете.
При этих словах риелтор многозначительно посмотрел на меня, всем своим видом как бы говоря: «Ну, какого рожна тебе еще надо! За такую цену такие хоромы предлагаю, а она еще думает».
Риелтор был типичным представителем своей профессии. Один из многих, торгующих воздухом, поскольку зарабатывал на проценте от сделки. Ничего выдающегося в его внешности не было, я бы даже сказала, самая типичная внешность. Это был еще сравнительно молодой человек среднего роста, с гладко зачесанными назад темными волосами. Его карие глаза выражали полное равнодушие к происходящему. Казалось, что ему уже давно надоело произносить одни и те же фразы, пытаться продать недвижимость самого низкого уровня и класса за максимально высокую цену. А так как у покупателей цель с точностью наоборот — купить что получше за максимально низкую цену, — то, как говорится, конфликт интересов неизбежен.
Квартира, которую он предлагал мне, действительно была неплохая: просторная и светлая, уютная и необычная. Из всех уже просмотренных мной квартир у этой была самая удобная планировка, видно, что продумано все до мелочей. Хотя легкий налет запустения все же присутствовал. Так бывает, когда в квартире долго никто не живет. Да и вся внутренняя отделка помещений скорее напоминала прошлый век. Обои, простой вариант натяжного потолка, чугунные батареи вместо современных радиаторов… В общем, все кричало о том, что лет двадцать назад это был очень современный и даже модный ремонт, однако сегодня их можно было встретить только в бабушкиных квартирах.
И все же… Несмотря ни на что предлагаемый вариант мне сразу понравился. Еще бы! Я столько пересмотрела объявлений, столько объехала жилья лично, но каждый раз что-то меня смущало. То район не нравился, то расположение комнат дурацкое, то ремонт ужасный, то постройка древняя… А тут все наконец-то сошлось: престижный район, магазины, развлекательные центры — все под рукой. Сама квартира просто шикарная, да и цена, по сравнению с тем, что я уже видела, была низкая. Правда, для меня она была все равно высокой. Но я очень захотела купить именно эту квартиру, однако показать свою заинтересованность было чревато. Если риелтор заметит, что я готова приобрести данный объект недвижимости, то цена останется неизменной, а мне надо было максимально ее сбить.
— Да, но все же… Последний этаж, — робко попыталась возразить я. — Мне кажется, цена несколько завышена. Если вы готовы сбросить тысяч сто, то я готова внести задаток…
Именно такой суммы, с учетом предлагаемого банком кредита, мне не хватало, чтобы купить квартиру.
— Я не полномочен принимать подобные решения. — Риелтор как-то неожиданно резко это произнес, что я невольно напряглась. — Я должен посоветоваться с владельцем.
— А давайте я сама с ним поговорю!
У меня еще оставалась надежда убедить хозяина продать квартиру за цену, которая была нужна мне.
Риелтор пожал плечами и, вынув из кармана сотовый телефон, отошел на несколько шагов, набирая номер. Закончив разговор, он протянул мне визитку с заветным номером телефона. Пожалуй, полдела сделано, но тянуть нельзя, позвонить надо как можно скорее, пока не появились новые покупатели и желанная квартира не ушла из-под самого носа.
Закончив все неотложные дела, я набрала номер из визитки:
— Добрый день. Вас беспокоят по поводу квартиры, которую вы продаете. Могли бы мы увидеться, чтобы обговорить все детали купли-продажи лично?
Я постаралась вложить в голос все свое обаяние, чтобы у собеседника точно возникло желание увидеться.
— Я не вижу необходимости лично встречаться, — услышала я на обратном конце провода. — Всю необходимую информацию вы можете получить в агентстве.
Голос был молодой и очень приятный. Какой-то юношеский задор слышался в нем. Я бы дала своему собеседнику не более двадцати пяти лет, но при этом какая-то степенность и сдержанность чувствовалась в голосе. Именно поэтому я заколебалась с возрастом.
— Я уже беседовала в агентстве и даже осмотрела квартиру, — осторожно, подбирая слова, проговорила я. — Однако некоторые обстоятельства мне бы хотелось обсудить лично.
Собеседник на другой стороне телефонной связи явно занервничал, и это меня насторожило.
— Вам рассказали эти глупости по поводу страшной трагедии? — промолвил он после некоторого молчания.
— Давайте все же увидимся и поговорим, — попыталась воспользоваться ситуацией я, сделав вывод, что какая-то тайна, связанная с квартирой, все же есть.
— Хорошо, — наконец согласился мой потенциальный продавец. — Сегодня в шесть, в кафе «New Гранж». Как я вас узнаю? — уточнил он.
— Я высокая блондинка с голубыми глазами. Буду в синем летнем платье, — отрекомендовалась я. — К тому ж у нас есть теперь номера телефонов друг друга, поэтому, думаю, не потеряемся
— Блондинка, говорите, — усмехнулся мой собеседник. — Не опаздывайте, у меня будет мало времени.
Я была довольна собой: встреча состоится! Осталась сущая ерунда — договориться о цене, необходимой мне, а не продавцу. Ну, в этом я была мастер: убеждать людей — мой дар. И я уже нисколько не сомневалась, что при личной встрече добьюсь желаемого результата.
В назначенное время я уже сидела в кафе «New Гранж». Это было летнее кафе, весьма оригинальное и интересное. Официанты шныряли туда-сюда с подчеркнуто вежливым видом и легкой улыбкой на губах — неотъемлемый атрибут этой профессии. Хотя в глазах видна явная усталость к концу дня. Располагалось кафе на Набережной, с видом на реку Цну, по которой плавали прогулочные катера, катамараны и всякие иные приспособления для речных прогулок, пользующиеся большим спросом у местных жителей и гостей города.
Я наслаждалась минутами ожидания. В этом сумасшедшем ритме, присущем современному городу, редко удается посидеть в спокойной обстановке, любуясь живописной красотой природы. Ожидание нисколько меня не напрягало, наоборот, я получала удовольствие от того, что легкий ветерок теребил мои волосы, от созерцания реки, прогулочных катеров, солнца и приятных лиц посетителей кафе. Так интересно порой наблюдать со стороны за некоторыми персонажами! В самом углу сидела молодая парочка, которой явно мешало чужое внимание и хотелось, наоборот, уединиться. Напротив меня сидела шумная компания молодых людей. Видно, отмечали какой-то совместный праздник, может быть, даже встречу выпускников. Слева от меня сидела пожилая пара. От того, насколько трепетно они ухаживали друг за другом, улыбка сама невольно расплылась на моем лице. Хотелось бы мне, чтобы спустя пятьдесят лет брака мой муж так же трепетно и с любовью смотрел на меня, как этот пожилой мужчина смотрел на свою спутницу!..
— Синий цвет вам идет. Добрый вечер! Кажется, это вы мне сегодня звонили? — приятный и уже знакомый голос прервал мое созерцание.
Передо мной стоял худощавый молодой человек, достаточно привлекательный, но, на первый взгляд, красавцем его не назовешь. Лишь по прошествии нескольких минут возникал неповторимый эффект магнетизма, когда невозможно отвести от него глаза и кажется, что это — самый привлекательный человек на свете. Темные волосы и огромные глаза серо-зеленого цвета создавали неповторимый эффект. От этих глаз невозможно было отвести взгляд. На вид ему действительно было лет двадцать пять. Бледная кожа, легкий намек на румянец придавали образу аристократичность и в то же время юношеский задор. Дорогой костюм, однотонная салатовая рубашка, дорогие часы — все выдавало в нем этакого богатенького мажора, которых мне достаточно много приходится видеть по роду моей деятельности, да и в моем круге общения подобных «субъектов» было немало. Основное их занятие, как правило, весело прожигать жизнь и отцовские деньги. Мне такие люди были не интересны, но их будто магнитом притягивало ко мне. Оно и понятно, ведь внешне я, по оценке друзей, весьма привлекательная штучка: высокая блондинка, с хорошей стройной фигурой, с большими голубыми глазами, густыми волнистыми волосами. В компаниях не сидела скучающей, всегда была в гуще событий, не обделена чувством юмора, острая на язык — в общем, для мужского пола очень даже выгодная партия: со мной и поговорить интересно, и выйти в свет не стыдно. Да и дома, в хозяйстве пригожусь, мама приучила меня с детства к домашним делам. Готовила я вкусно, но под настроение. И только один недостаток не позволял мне серьезно строить с кем-либо отношения: я верю в настоящую, искреннюю любовь, за что постоянно подвергалась шуткам со стороны своих остроязычных друзей. Именно поэтому с парнями я только дружила, но никого близко к себе не подпускала и ни с кем серьезных отношений не имела. Так сказать, если выразиться высоким слогом, любовь не обожгла моего сердца. В моем возрасте это немного напрягало, поскольку я уже хотела свою семью, детей, мужа, который носил бы меня на руках и души во мне не чаял. Но… Увы, пока есть как есть…
Сейчас мне очень нужна была квартира, а это напрямую зависело от моего собеседника. Я получила диплом и хотела начать свой небольшой бизнес — открыть студию дизайна. Ограниченная в средствах, я стояла перед сложной дилеммой: либо покупаю шикарную квартиру, но остаюсь совсем без помещения для студии; либо все же приобретаю студию и очень-очень скромное жилье. А для дизайнера скромное жилище — это плохая визитная карточка. А тут подвернулась такая удача — шикарная квартира и сравнительно недорого. Один-единственный недостаток у нее, по моему мнению, — верхний этаж. Но, может, это вовсе и не недостаток? Ведь весь город будет словно на ладони, как будто у моих ног…
Достижение моей мечты и реализация моих планов сейчас напрямую зависели от стоящего передо мной незнакомца.
Мой предполагаемый продавец в свою очередь с нескрываемым любопытством уставился на меня. От его откровенного взгляда я смутилась и даже покраснела, что со мной обычно редко бывает.
— Дарья, — представилась я, прервав неловкое молчание и протянув для приветствия руку.
— Сергей, — ответил на рукопожатие он.
— Что будете заказывать? — спросил подошедший официант.
— Мне стакан пепси, — заказал Сергей, — а девушке…
— То же самое, — успела добавить я.
Официант, сразу оценивший по внешнему виду моего собеседника ситуацию и уже предвкушавший огромный заказ и как следствие — приличные чаевые, ушел, разочарованный столь скромным заказом.
— Так о чем вы хотели со мной поговорить? — усевшись, уточнил мой новый знакомый.
Я изложила свою концепцию: почему именно я должна стать владелицей его квартиры. Пустила в ход все свое обаяние. Но, глядя в глаза собеседника, я понимала, что не него все это не действует, он просто смеется и играет со мной! Казалось, ему просто доставляло удовольствие само общение, и совсем было не важно, о чем разговаривать, — о квартире, погоде, пейзаже. Если бы я верила в любовь с первого взгляда, я бы подумала, что он увлекся мной. Или, как говорит моя подруга Аня, если вы не верите в любовь с первого взгляда, я могу пройти мимо вас еще раз. Весь запас моих аргументов уже давно исчерпался. И постепенно мы перешли на другие темы. Оказалось, что мое первое впечатление о нем как о мажоре было обманчиво. По всему было видно, что мой собеседник получил хорошее образование. Он с легкостью мог поддержать любую тему, но при этом не кичился, не лез из кожи вон, показывая, какой он образованный, а спокойно, с достоинством общался. У меня возникло радостное чувство, что я его давным-давно знаю! Чувство это, возникающее при комфортности общения, — к сожалению, довольно обманчивое... Несмотря на то что изначально общение планировалось недолгим и Сергей говорил, что ограничен во времени, мы проговорили весь вечер. Он предложил поужинать и, к радости официанта, заказал самые дорогие блюда. Настроение официанта моментально улучшилось, он сразу стал сама любезность, уже и не знал, что предложить и как еще угодить. Когда я предложила оплатить половину стоимости ужина, бровь Сергея мгновенно вздыбилась, демонстрируя одновременно удивление и обиду. Судя по той легкости, с которой Сергей расплатился и оставил чаевые, он произвел впечатление довольно состоятельного человека, не испытывающего стеснения в денежных средствах и не привыкшего считать от зарплаты до зарплаты каждую копейку. Меня подкупило его отношение к женщине и настоящее, галантное, мужское поведение. Приятно видеть человека, который решителен и поступает по-мужски. Очень неприятно, когда мужчина вроде бы и угощает девушку, и между тем всем своим видом демонстрирует, что, в общем-то, не против, чтобы ты поучаствовала в оплате. По мне — не надо пускать пыль в глаза, приглашая девушку в дорогой ресторан, или стараться произвести впечатление. Если тебе человек интересен, то прогулка по улицам города и простое общение может быть приятнее, чем ужин в дорогом и модном ресторане. Правда, не многие мои ровесники придерживаются такого мнения. Особенно если планируют встречу разового характера.
Несколько часов общения пролетели как одна минута. Самое поразительное: у меня было ощущение, что я знаю Сергея очень давно. И еще поразительно: мне он уже казался очень привлекательным. Только было непонятно, под влиянием чего появилось это впечатление — то ли это его обаяние, то ли бокал выпитого вина? Все же какой-то природный магнетизм был в его взгляде. Бывает же так: встречаешь человека и понимаешь, что он некрасив, а может, даже и уродлив внешне, но стоит, к примеру, пообщаться с ним хотя бы пять минут — и перестаешь замечать внешние недостатки, а человек кажется уже если не красивым, то миловидным. Но бывает и все наоборот: внешне красивый человек, но стоит ему открыть рот и заговорить, как он становится тебе неприятным.
Сергей сочетал в себе и приятную внешность, и невероятную обаятельность. Пообщавшись с ним немного, я бы сейчас уже доказывала любому с пеной у рта, что он — невероятно красивый. В нем чувствовался мужской стержень, от него веяло уверенностью, решительностью. Именно про таких, как он, говорят: за ним — как за каменной стеной. Хотя в фигуре присутствовала некая угловатость, свидетельствующая, что ее обладатель находится в возрасте перехода от юноши к мужчине, по всему было видно, что он достаточно спортивен и мускулист.
— Ой, как мы заболтались! — в ужасе воскликнула я, взглянув на часы.
— Давайте я вас подвезу, — предложил Сергей.
— Мне неудобно вас беспокоить, — попыталась я отказаться.
— Ерунда! Весь наш город можно за сорок минут объехать на машине. Вы дольше автобус будете ждать, — сказал он, улыбнувшись.
Улыбка у него была великолепная: такая искренняя, открытая и притягательная. И я согласилась, чтобы меня подвезли.
— Называйте адрес, — весело произнес Сергей.
Мы ехали к моим родителям, потому что я пока жила с ними. Несмотря на то что я очень любила своих маму и папу, все же скорее хотела перебраться в собственное жилище. Для меня это — определенный и очень веский показатель самостоятельности. Машина у Сергея была великолепная — Subaru, спортивная модель. Сочетание в окраске кузова оранжевого и черного цветов невольно привлекало внимание. В общем, я пришла к выводу, что вкус у этого парня точно есть! Когда мы добрались до места, я снова задала все время волновавший меня вопрос:
— Сергей, мы так и не завершили наши переговоры…
— Да? — удивился он. — А мне казалось, мы обо всем договорились!
— Так вы мне продаете эту квартиру? — робко уточнила я. — Сколько вы готовы мне уступить?
— Я готов пойти на уступку, но у меня будет одно предложение.
Я забеспокоилась по-настоящему. Как бы мне ни нужна была эта квартира, идти на что-то неприличное не хочу. Внутренне я уже готова была разочароваться в новом знакомом, так как предполагала, что он предложит мне, как минимум, провести с ним ночь. Такие предложения, увы, не редкость для симпатичных девушек. Готовая возненавидеть его и себя заодно, что так и не научилась разбираться в людях, а также ругая себя за эту встречу, я чуть было не разразилась гневной тирадой. Но…
— Я не против продать вам эту квартиру, — услышала я долгожданный ответ. — Деньги для меня — не главное. Главное, чтобы квартира попала в хорошие руки. А вы, я думаю, именно те руки, которые нужны этой квартире. Мое условие — еще один ужин в вашей компании, но время и место выбираю я.
О таком повороте я даже не подумала! Вот всегда я так: сначала плохо думаю о людях, а потом сама же себя за это ругаю!
— Это — свидание? — настороженно спросила я.
— А что, если — да?! — рассмеялся Сергей. — Вы против? Даша, не переживайте! Пусть это будет просто товарищеский ужин по поводу вашей удачной покупки. Мне сегодня было легко и приятно общаться с вами, и хотелось бы еще раз повторить эти радостные моменты.
Я с облегчением выдохнула. Все-таки встречаются еще приличные юноши. Хотя… А что это он не предлагает мне свидание? Не пытается приставать? Я что, по его мнению, не очень хороша?! И тут же сама заулыбалась от пролетевших мыслей в моей шальной голове. Конечно, справедливости ради все же признаюсь: в глубине души мне хотелось, чтобы это оказалось именно свидание. Вот какие мы непонятные, женщины: предлагают — плохо, не предлагают — тоже плохо. Как нам можно угодить?
На этом мы и распрощались. Я была просто счастлива: у меня все получилось! Начинается новая жизнь в своей квартире. Спустя две недели сделка была совершена, документы переданы в многофункциональный центр, и я спокойно ожидала получения свидетельства о праве собственности на квартиру.
С Сергеем мы больше ни разу не виделись. Все дела вел от его имени представитель. Мне, конечно, было немного жаль, Сергей оказался приятным человеком, и, честно говоря, хотелось еще раз увидеть его глаза и улыбку.
Радость оттого, что у меня есть своя квартира, отодвигала на задний план все иные мысли. Я уже представляла, как обустрою свое жилье, где и что из мебели поставлю, — не зря же училась на дизайнера! Погрузилась полностью в приятные хлопоты и не заметила, как подошло время получать документы на квартиру.
Счастливая и довольная вернулась я из многофункционального центра, теперь уже в свою квартирку. Заветное свидетельство лежало в моем портфельчике. Казалось, я сейчас взлечу на седьмое небо от радости, переполнявшей меня. Вот она, моя первая квартира! Такая светлая, уютная, просторная, мне было в ней очень комфортно. Какая-то добрая энергетика присутствовала в ней. Интересно, кто проживал в ней раньше? Что это были за люди? Наверное, они были здесь очень счастливы, предположила я…
Вечером у меня собрались мои самые близкие друзья. Все были просто в восторге от моего приобретения. Я была горда и не уставая нахваливала свою квартиру. Досталась похвала и Сергею. Я рассказала, как приобрела ее, чем вызвала искреннее удивление своих друзей. Они никак не могли поверить, что есть еще такие люди, которые могут пойти навстречу, уступив достаточно солидную сумму. Все предположили, что он просто был покорен моей красотой. Безусловно, мне это польстило, но я-то знала, что все было совсем не так! Если бы я ему понравилась, то он бы уже давно напомнил о себе. Ну да ничего, главное, что у меня есть теперь своя квартира — моя крепость, мой островок независимости, мое убежище в этом сумасшедшем мире. И я искренне благодарна Сергею за это.
Через несколько дней я уже приступила к ремонту. Я решила сделать все своими руками — снести несколько межкомнатных стен, изменить планировку. Все — сама! Ну, правда, с привлечением бесплатной рабочей силы — моих друзей. Ведь для того, чтобы раскрутить студию дизайна, я должна буду что-то показывать клиентам. А что я могла показать, если у меня пока ничего не было? Я разработала дизайн квартиры, придумала для каждого уголка свой неповторимый стиль. Казалось, все было продумано до мелочей: цвет стен, многоуровневый потолок, декоративная штукатурка, декоративный камень, подсветка, расположение будущей мебели, всякие мелкие детали в интерьере… …В одно воскресное утро мы с друзьями приступили наконец к ремонту.
— Начали! — весело крикнула я и оторвала первый кусок старых обоев со стены.
И, как по команде, все мои помощники с веселым хохотом начали обдирать обои. Мгновенно в воздухе повисла мелкая пыль, которая забивалась в рот и нос, мешая дышать. Моментально моя квартирка превратилась в объект грандиозного строительства. Полоска за полоской, кусочек за кусочком обои отделялись от стен и превращались в груду мусора на полу. Затем подошла очередь сносить межкомнатные стены, благо современные постройки не отличаются особой прочностью и с этой задачей мы начали успешно справляться. — Дашка! Смотри, что мы нашли, — услышала я голос Ани из соседней комнаты.
Анечка — душа нашей компании. Небольшого росточка, но очень аккуратная фигура делала ее по-детски очаровательной. Средней длины темно-русые волосы обрамляли лицо и спадали по плечам, большие глаза наивно смотрели на мир. Такое сочетание детскости, взрослости и изящества делало ее очень привлекательной. Аня была правильной девчонкой, у которой все должно быть по порядку, как положено. Обман и изворотливость — это совсем не про нее. Даже капельки хитрости в ней не было. Она лучше промолчит, чем солжет. Не зря мы называли ее «ум, честь и совесть нашей компании». Если уж она бралась за что-то, то должна была сделать обязательно на «отлично». Она, к тому же, была отличной хозяйкой. Если нужно кого-то удивить вкусным и необычным блюдом, то это — только к ней. Новейшие рецепты, незаменимые советы, необходимые лайфхаки — это, несомненно, к ней.
— Похоже, клад, — весело поддержал Ромка.
Ромка — среднего роста, спортивного телосложения молодой человек. Первое, что сразу бросается в глаза, — это его большие синие-синие глаза. Смотреть в них долго невозможно. Они одновременно притягивают своей глубиной и невероятным цветом, но, с другой стороны, отталкивают своей холодностью. Казалось, они пронизывают тебя насквозь, про такой взгляд говорят — «тяжелый». До встречи с Романом я не знала, что означает выражение «тяжелый взгляд», и лишь испытав на себе, поняла его смысл. Но при этом он был весельчак и балагур. Тонкий юмор, с небольшим налетом сарказма, выделял его из всего окружения. Темные волосы и легкая небритость на лице выгодно контрастируют с синими глазами. Роман просто помешан на футболе: он знает все про игроков, команды, чемпионаты мира и т. д. Я не понимала, как эта уйма информации умещается в его голове?! Казалось, нет ни одного факта о футболе, который бы он не знал. Да и сам Ромка отлично играл в футбол. Был момент, когда ему предлагали профессионально заняться этим видом спорта, вступить в юношескую сборную. Но по непонятным причинам, которые Роман так никогда и не озвучил, он отказался.
Аня — супруга Романа. Отличный, на мой взгляд, союз. Практичная и серьезная Анечка и мечтательный, слегка бесшабашный Роман, который скорее думает о спасении вселенной, чем об отсутствии денег в кошельке.
— Чур, пятьдесят процентов — наши! — крикнула снова Аня.
Мы все сбежались в маленькую комнату. В стене, которая примыкала к только что разрушенной межкомнатной стенке, красовалась дверка, очень похожая на дверку сейфа. Только все сейфы, которые я видела, были металлические, а эта дверка не имела с металлом ничего общего. — А вдруг там какие-нибудь старинные драгоценности, принадлежавшие прежним хозяевам? — предположил Роман.
— Ага, смешно, — скептически возразила Аня, — квартирку продали, а драгоценности забыли забрать. Склероз!
Мы все дружно рассмеялись. Действительно, такое только в книжках бывает. Для жизни это слишком фантастично.
— Ну, вообще-то, открыть эту дверку не мешало бы, — проговорил Ромка.
— Осталось только найти золотой ключик, — отозвалась Аня.
— Какой такой ключик? — переспросил Руслан, не расслышавший последнее высказывание.
Руслан — самый старший из нас. Это высокий, почти под два метра, довольно серьезный и обстоятельный молодой человек. Может быть, он немного крупноват, но толстым его назвать нельзя. Руслан комплексует по поводу животика, из-за чего мы постоянно по-дружески подшучиваем над ним. Волосы его всегда очень коротко стрижены: наверное, правоохранительная служба требовала жертву в виде волос, и он ее исправно приносил. Однако сам Руслан в этом не признавался никогда, говорил, что, когда волосы отрастают, то уложить их невозможно, растут в разные стороны, такие же непокладистые и упрямые, как и сам хозяин. Руслан относится к тем людям, которых не надо просить о помощи, они сами предлагают ее, видя, что надо помочь. И не важно, что необходимо сделать, — отремонтировать кран на кухне или помочь Роману спасти вселенную…
— Тот самый, что Буратино у Тортиллы взял, — хихикнула Валя.
Валя — жена Руслана и его самый надежный соратник. При ее среднем росте Валя на фоне мужа выглядела маленькой и аккуратненькой. Может, роковой красоткой ее и не назовешь, но круглое лицо с яркими голубыми глазами и яркие рыжевато-каштановые волосы, аккуратно подстриженные до плеч, выделяли ее из серой массы толпы и невольно притягивали взгляды окружающих. Человека отзывчивее и внимательнее Валентины я даже не могу назвать. Если уж и плакать в жилетку, то только ей: она выслушает, поддержит, даже если ты и не права, и обязательно даст дельный совет. А еще она готовит вкуснейшее тирамису, правда, несладкоежкам этого не понять. Если планировать отдых или путешествие, то Валя просто незаменима, потому что продумает все до мелочей, просмотрит все отзывы в интернете, но выберет все самое лучшее и интересное. Ее терпением мы всегда восхищались, потому что упрямство Руслана, порой даже в очевидных вещах, могло быть чудовищным. В общем, эта пара такой же была гармоничной, дополняющей друг друга, как и Аня с Ромкой. Я иногда удивлялась тому, как мы могли так удачно подобраться! Мы — такие разные, но, как говорится, «все на одной волне», понимали друг друга с полуслова. Не случайно же говорят: «Скажи, кто твой друг — и я скажу, кто ты». Так что компания наша очень даже интересная, и я за каждого готова была пойти в огонь и воду, и понимала, что и они за меня пойдут на все. — Нет, а правда: как его открыть-то?! — озадачилась я.
Руслан подошел вплотную к нашей дверке и начал внимательно рассматривать. Из всех нас он — единственный, кто был с техникой на ты. Осмотрев нашу находку, он вздохнул и проговорил:
— Без специальных инструментов тут не обойтись.
— А какие инструменты нужны? — спросила я. — Может, у меня есть.
— Твой офигительный набор отверток тут не подойдет! — рассмеялся Руслан. — Необходимы специальные инструменты и аппаратура. В нашей конторе они есть, нам часто приходится сталкиваться с такими ситуациями. Так что попрошу начальника, думаю, он разрешит воспользоваться нашим оборудованием. А сейчас — все за работу! И так много времени потеряли впустую, — разворчался он.
Мы снова разбрелись по квартире, обсуждая неожиданную находку, и продолжили ремонт.
Тем временем Руслан поехал в свою «контору» — так он называл спецотдел следственного управления. Я удивляюсь: как ему всегда удается командовать? И, самое главное, никому даже в голову не приходит проигнорировать его команды. Поэтому мы послушно работали, приводя мою квартирку в божеский вид. Минут через сорок Руслан приехал. Вид у него был очень смешной: весь обвешан какими-то проводами, на каждом плече — по сумке, в руках тоже какие-то непонятные штуки. Всем своим видом он напоминал носильщика на Павелецком вокзале в Москве в момент прихода поезда. Руслан подошел к сейфу, а мы все столпились вокруг него в ожидании торжества науки над техникой.
— Самый скрытный способ взлома сейфа, — заговорил Руслан, — состоит в том, чтобы, манипулируя с замком, получить комбинацию, требуемую для открытия сейфа фактически без его повреждений.
При этом Руслан совершал какие-то хитрые движения, прислушивался и приглядывался, одним словом, священнодействовал. Мы же, затаив дыхание, стояли и смотрели на всю эту сложную процедуру.
— Некоторые вращательные кодовые замки, — продолжал Руслан, — могут быть открыты путем внимательного наблюдения за тактильными ощущениями или звуками, возникающими при повороте циферблата, — это может помочь определить комбинацию, открывающую сейф. Более сложные замки используют колеса, сделанные из легких и мягких материалов, например нейлона, что снижает эту уязвимость. Это очень важно, так как каждый кодовый замок снабжен механизмом против взлома, таким как зубчатые колеса с ложными бороздками, которые делают осязательные методы более трудноприменимыми, либо сцепное колесо зажимающего типа, которое предотвращает контакт защитного устройства и тумблера (кроме одного положения). Эти замки могут отличаться наличием «щелчков» в циферблате или циферблата, который нажимается и вращается. Манипуляция — предпочтительный метод при потере открывающей замок комбинации, так как этот метод не требует повреждения или последующего ремонта, но может быть чрезвычайно трудоемким, особенно с учетом усовершенствования замков за последние годы очень сложно овладеть этим искусством.
— Откуда ты все это знаешь? — удивилась Аня.
— Ну, ты даешь, — воскликнул Роман. — Это же его работа. Чтобы ловить медвежатников, надо знать все их секреты.
— Ой, я как-то сразу не подумала, — ответила Аня.
— В отсутствие информации о комбинации сейфа, — продолжил Руслан, — кодовый замок может быть открыт посредством перебора всех возможных комбинаций цифр. Ричард Фейнман обнаружил, что многие замки с кодом имеют некоторый «коэффициент ухудшения», позволяющий испробовать только некоторое подмножество комбинаций. Это сильно сокращает время, требуемое для перебора всех возможных комбинаций.
— Но как можно подбирать комбинации? — удивилась Аня. — Их же бесчисленное множество!
— Поставить сейф под угрозу, как это ни удивительно, — пояснил Руслан, — может даже угадывание комбинации. Причиной этого является тот факт, что изготовители сейфа часто снабжают изделие собственной комбинацией цифр. Эта комбинация разработана, чтобы позволить владельцу начальный доступ к сейфу. А впоследствии он может, по желанию, установить свою собственную новую комбинацию. Однако эти новые комбинации также могут оказаться под угрозой угадывания — из-за халатности владельца сейфа, который, не долго думая, устанавливает на замок простейшие комбинации, например, номер водительских прав или дату рождения.
— Ну, тогда мы никогда эту комбинацию не угадаем, — погрустнела я. — Мы же ничего не знаем о бывших владельцах.
— Существуют источники, которые содержат цифровые комбинации изготовителей, — пояснил Руслан. — Другой известный способ получить комбинацию состоит в том, чтобы украсть ее. Сейф безопасен лишь при условии конфиденциальности комбинации его открытия.
— А я слышал, что есть компании, которые разработали автонабирающие машины, чтобы открыть сейфы, — неожиданно обнаружил Роман свои познания в этой области. — Вот бы нам сейчас такую!
— Ага. В отличие от легендарных машин, которые могут открыть замок за секунду, — продолжал Руслан, — такие машины являются обычно приспособленными к замку определенного типа и должны прокручивать тысячи комбинаций, чтобы открыть устройство. Хороший пример такого устройства — проект двух студентов из Массачусетского технологического института — Кайла Вогта и Гранта Джордана. Их машина, построенная для открытия замков Sargent и Greenleaf 8400, замков на сейфе Diebold, нашла неизвестную комбинацию за двадцать одну тысячу попыток. «Lockmasters, Inc» торгует двумя автонабирающими машинами, которые могут открыть цифровые комбинации трех видов сейфовых замков. Вот что-то подобное этим машинам я сейчас и использую, чтобы открыть этот сейф.
— Ого! — воскликнул Роман. — Так это — она! Дай-ка попробую! — и Роман, с видом ребенка, получившего долгожданную игрушку, очень быстро завладел аппаратом. — А я-то думал, что это должна быть такая огромная бандура! А на самом деле — это такая маленькая штучка. В жизни бы не подумал! А может, рассверлить его? Или еще как-нибудь рвануть?
— Ты что! — возмутилась Аня. — А вдруг там действительно клад? Мы сейф рванем — и клад поминай как звали!
— Возможно, возможно, — пробурчал Руслан. — Большинство сейфов чувствительны к вскрытию посредством сверления или других физических методов. Изготовители издают диаграммы точек сверления для определенных моделей сейфов. Они хорошо защищены и профессионалами слесарных работ, и изготовителями. Сверление обычно имеет целью получить доступ к сейфу посредством наблюдения или в обход запирающего механизма. Сверление — метод, чаще всего используемый слесарями, и это — единственный метод, который может использоваться в случаях попыток взлома, приведших к сбоям в работе или к повреждению замков. При высверливании отверстия для наблюдения взломщик сейфов получает возможность рассмотреть внутреннее состояние кодового замка. Точки сверления часто располагаются рядом с осью циферблата на кодовом замке, но наблюдение может иногда требовать проникновения через верхнюю, боковую или же заднюю стенки сейфа. Обходное проникновение заключается в манипуляции с механизмом засова, в обход кодового замка.
— Так давай рассверлим этот сейф, делов-то! — предложил Роман.
— Боюсь, у нас это не получится, — терпеливо пояснил Руслан. — Все сейфы, кроме самых простых, разработаны так, чтобы предохранить их от просверливания отверстий. Это достигается путем использования для изготовления сейфов пластин из чрезвычайно износостойкой стали или литья из металлов, например ванадиево-кобальтовых сплавов с прослойкой карбида вольфрама, предназначенных для разрушения наконечника сверла, для предохранения запирающих механизмов и других важных участков, например стопорных болтов. Использование твердых пластин гарантирует, что стандартное сверление не будет успешно использовано для взлома сейфа. Сверление через твердосплавные пластины требует использования алмаза специального назначения или буровых головок из карбида вольфрама. Даже в таком случае это может стать трудоемким процессом и отнять много времени и сил, если сейфы созданы из современных твердых сплавов. А этот сейф, как мы видим, — не из дешевых, поэтому рассверливание тут точно не подойдет, — сделал он вывод.
— Руслан, а что такое релокеры? — спросил Роман. — Я слышал что-то про них. Ты случайно не знаешь, для чего они?
— Чтоб Руслан чего-то не знал! — усмехнулась Валя. — Ром, а ты случайно не медвежатник? — рассмеялся Руслан. — Смотрю, очень много профессиональных моментов знаешь. Действительно: в некоторых сейфах, с высокой степенью защиты, используют так называемые стеклянные релокеры. Это кусок закаленного стекла, укрепленный между дверью сейфа и кодовым замком. К его краям прикреплены провода, покрытые свинцом и случайным образом соединенные со снабженными пружиной засовами. Если предпринимается попытка взлома сейфа, сверло или сварочный аппарат нарушают целостность стекла, освобождая засовы. Эти задвижки блокируют отведение основного засова замка. Чтобы сверлить сейф со стеклянным релокером, может понадобиться сверление боковой, верхней или задней стенки. Многие современные сейфы с высокой степенью защиты в дополнение к стеклянному содержат тепловой релокер — обычно плавкое соединение на определенном участке кабеля релокера, который так же активируется, когда температура сейфа превышает определенный уровень. Это защищает сейф от взлома посредством сварочных аппаратов и тепловых копий. Но это — самые современные технологии. Наш сейф все же старый, так что релокеров в нем точно нет.
Мы заворожённо слушали глубокомысленную речь профессионала и, признаться, мало что понимали. Вот разве только Роман…
— Вообще, если честно, — продолжал Руслан, — сверление — наиболее популярный среди слесарей метод открытия сейфов. Поскольку этот метод занимает меньше времени, чем поиск комбинации цифр, и вскрытые таким образом сейфы могут быть быстро восстановлены и возвращены владельцу — для дальнейшего использования. Другие возможные способы вскрытия сейфа — пробивание стенок, отслаивание и использование сварочного аппарата.
— Отслаивание?! — удивилась Аня. — Это что такое?
— Отслаивание, — продолжал Руслан информировать нас, — предполагает снятие наружного слоя сейфа. Плазменные режущие инструменты и тепловые копья более горячи, чем кислородно-ацетиленовые сварочные аппараты, и могут использоваться для прожигания металлических стенок сейфа. Другие методы взлома сейфов приводят к его повреждению, исключая его дальнейшее применение. Например, при помощи взрывчатых веществ мы откроем наш сейф. Однако этот метод следует применять с осторожностью, так как существует опасность повредить содержимое сейфа. Взломщики додумались использовать направленный взрыв, сбивающий дверь сейфа. Самые современные сейфы, как я уже сказал, оснащены релокерами, которые в случае воздействия извне с применением силы блокируют сейф. Сейф же, релокер которого выключен, должен быть именно взломан, так как применения только цифровой комбинации или ключа в этом случае недостаточно. Это является причиной того, что профессиональный техник сейфов будет использовать манипуляцию, а не грубую силу, чтобы открыть сейф, таким образом не рискуя разъединить релокер. Для определения кода, открывающего замок, применяется проникающее излучение, например рентгеновские лучи, позволяющие определить внутреннюю угловую зависимость механизма замка. Современные сейфовые замки сделаны из легких материалов, например нейлона, исключающего применение этого метода, так как большинство внешних частей сейфа сделано из намного более плотных металлов.
Подключенный аппарат в этот момент выдал долгожданную комбинацию цифр! Роман с довольным лицом, гордый и сияющий, набрал эту комбинацию на сейфе.
— Вуаля! — с этими словами Роман торжествующе распахнул дверцу сейфа.
— Дашка, ты теперь будешь миллионершей, — хихикнула Аня.
Все замерли в ожидании несметных сокровищ. В это время вездесущий Ромка уже пошнырял в сейфе и вытащил что-то, похожее на общую тетрадь. — Тут только эта фигня, — с растерянным видом обиженного ребенка, которому так и не купили мороженое, проговорил Роман. — А где же клад?! Мы полдня потеряли из-за этой чепухи?
— А вдруг тут как раз и написано, где клад зарыт? — предположила Аня.
Мы все склонились над тетрадкой, а я, раскрыв ее, начала читать вслух.

***
У меня были вполне счастливые детство и юность, мало чем отличавшиеся от жизни других девчонок. Детский сад, школа, институт и т. д. Я была обычной девчонкой, с самой обычной внешностью, но мальчишек всегда вокруг было много. Да и они меня воспринимали, скорее, как хорошего парня, забывая, что перед ними с годами возникла в моем лице симпатичная девушка. Моим хобби было пение, как говорили мои друзья — быть мне известной звездой на музыкальном небосклоне. Я и несколько мальчишек даже образовали свою группу и удачно выступали на различных концертах. По трагической случайности группа прекратила свое существование, а я забросила свое хобби. Вместе с группой погибла и моя первая любовь. С тех пор учеба стала единственным хобби в моей жизни, что позволило окончить школу с золотой медалью, а институт — с красным дипломом. А парни? Парни появлялись и исчезали, не оставляя никакого следа в моей жизни и судьбе. Благодаря этому за мной закрепилась репутация холодной красавицы. Все изменилось с появлением в моей жизни Сергея. Ему удалось проникнуть мне в душу и задержаться там. Я его искренне полюбила, полюбила всем сердцем, всей душой и, как мне казалось, на всю жизнь. Беда заключалась в том, что Сергей оказался не тем человеком. Ему не нужна была преданная, любящая его девушка, ему нужен был секс, который до свадьбы я не могла ему дать. Все его попытки добиться своего не увенчались успехом, пришлось ему «искать любви» на стороне. Предательство, ложь, обман стали его попутчиками, а я превратилась в истеричку. Измучившись от наших отношений и чтобы сохранить хоть каплю самоуважения, я решила с ним расстаться, хотя для меня это означало душевную гибель. Этот разрыв с Сергеем и положил начало дальнейшим событиям и круто перевернул всю мою жизнь.

***
Я остановилась. Мне почему-то показалось, что речь идет о том самом Сергее, который продал мне квартиру. Все совпадало: причастность к этой квартире, имя, образ соответствовал моему первому впечатлению о нем. Не ясно было только одно — тетрадь была старая, чернила выцветшие и описание наверняка касалось не современного периода, а, как минимум, событий двадцатилетней давности. — Дашка, читай дальше, — возмутилась Аня.
— Да-да, — подхватили остальные. — Читай, не останавливайся.
И я подчинилась большинству. Хотя предчувствия у меня были плохие. Было неприятное ощущение, что я читаю чужие письма. А это претило всем моим принципам и убеждениям! Я уже пожалела, что мы вообще вскрыли этот сейф. Но какой-то внутренний голос приказывал мне: «Читай». Подчинившись ему и своим друзьям, я продолжила читать дальше.
***
Мы болтали с подружками, обсуждали мужчин. Уверена, что мужчины, когда остаются одни, делают то же самое — обсуждают женщин. Когда речь зашла о тебе, я заинтересованно подняла глаза и приготовилась услышать то, что давно уже знала: что ты влюблён в меня. Эта мысль успокаивала меня, как-то тепло становилось на душе. Да, есть человек, для которого я — смысл всей его жизни, предел мечтаний и самое большое желание на этой планете. Даже какое-то умиротворение я чувствовала при этой шальной мысли.
Но не тут-то было! Оказывается, у тебя — другая. Сопоставив в уме все факты, я поняла, что ты приходил от нее — ко мне и смотрел на меня влюбленными глазами! Такого я никак не могла себе представить, даже в самом кошмарном сне. Я не могла поверить в случившееся. На минуту я перестала слышать то, что говорили вокруг. Кровь прилила к голове, комок подкатил к горлу, и в голове мысль о том, чтобы случайно не выдать себя, сменялась мыслью о твоем предательстве. Меня бросало то в жар, то в холод. Любовь и ревность сплелись в какой-то причудливый комок.
Странное чувство пришлось испытать мне в тот момент. Желание сейчас же увидеть тебя и услышать, что это — все неправда, сплетни, сменялось отвращением при мысли о том, что все это может быть правдой. Коварное воображение рисовало картинки твоих измен, отравляя меня чувством ревности и разочарования. Продолжая улыбаться и поддерживать разговор, при видимом спокойствии, я страстно хотела только одного: чтобы все скорее закончилось, все разошлись, а я смогла бы выяснить у тебя всю правду. Хотя… Кого я обманываю?! Мне не нужна была правда. Мне надо было только услышать, что все россказни девчонок — ложь, что я — та единственная, которая пробуждает желание и любовь в твоем сердце. Вот эта правда меня устроила бы, и никакая другая мне была не нужна. Подруги ушли, и я осталась наедине со своими мыслями. Помню, что состояние мое граничило с сумасшествием. Мир рухнул вокруг. А я — совсем одна. Хрупкая, беззащитная, один на один со своим разочарованием и болью.
Но, может, это ложь? Я считала минуты до твоего появления. Как бы то ни было, в этот вечер ты так и не появился. Этот вечер и эту ночь я вряд ли забуду. Я впала в какое-то оцепенение, чего раньше со мной не случалось. Закрывая глаза, я видела только одну картинку — тебя и ее. Кто не испытывал муки ревности, не поймет, что творилось у меня внутри. Мое сердце резали на миллион маленьких кусочков. А мне хотелось только одного, чтобы боль душевная сменилась болью физической. Думаю, излишне говорить, что в ту ночь я так и не сомкнула глаз. Но наступившее утро не принесло облегчения. Мне пришлось вставать, хотя лучше бы я осталась в кровати, отрезанная от всего внешнего мира. Я умывалась, наносила макияж, делая это автоматически. Но посмотреть в зеркало на себя так и не смогла. Я просто дура! Боялась начать жалеть себя. А если бы посмотрела в зеркало, увидела бы не ту красивую, уверенную в себе и успешную по службе девушку, а растоптанную, жалкую и униженную особу. Хотя, по сути, пока ведь ничего не случилось! Обычные бабские сплетни, ничем не подтвержденные, смогли выбить меня из привычной колеи жизни.
На работе я пахала за семерых, с каким-то азартом и рвением погружаясь в вереницу самых разных дел. А на самом деле боялась, что наступит хотя бы минута перерыва — и мои мрачные мысли вернутся вновь, и боль снова начнет разрывать мне душу.
Вечером дома я даже не успела сообразить, как твоя фигура возникла в проеме моей двери. Лицо твое улыбалось, но улыбка была какая-то настороженная, неестественная. Весь твой вид выдавал озабоченность и тревогу. Не знаю, что двигало тобой, может, боязнь потерять меня? Или действительно те нежные чувства, что ты испытывал ко мне? А, может, просто чувство вины? Но что-то толкнуло тебя за стол переговоров. И ты знаешь, я не смогла рассказать тебе все, что было у меня на сердце. Я не смогла сказать ясно и отчетливо о своих душевных муках. Заранее, перед встречей, прокручивая ситуацию миллион раз и подбирая самые, казалось, верные слова и фразы, я все же оказалась не готовой к решительному разговору. Я что-то беспомощно бормотала и даже сама не могла понять, в чем же обвиняла тебя: ведь мы никогда не встречались, не были вместе. Я не могла признаться даже себе, что люблю тебя. Да и сама я поняла это лишь сейчас, мучаясь от ревности. Все, что слетало с моих уст, было похоже на обычные упреки. Я что-то плела про гордость, про то, что мне не хочется слышать плохое о моем друге, о том… Да я уже и сама не помню — о чем, ибо говорила то, что приходило в голову, но не то, что чувствовала на самом деле. Это чисто наше, женское, — говорить так, что самой непонятно, вместо того, чтобы сказать прямо: «Я тебя люблю, если и ты любишь меня, то должен быть только со мной. И больше — ни с кем». Но я же — девушка, я так, прямо, не могла сказать. А значит, и речь была путаной и невнятной.
Под моим напором ты признался: да, был секс с другой. Но не понимал и не принимал моих упреков, говорил, что мы же — просто друзья, и я сама тебе об этом не раз говорила, когда ты признавался в своих чувствах. Ты отрицал подробности о твоих отношениях с той, другой. Но, боже мой, какая мне разница, как все происходило, если это все же происходило! Если это была правда! Мой мир рухнул. Он оказался иллюзией, которую я сама себе создала. Душа разрывалась на части, и мне хотелось больше никогда тебя не видеть — и одновременно, чтоб ты был всегда рядом со мной и только со мной!
И я не смогла смириться. Я начала сознательно отталкивать тебя. Была подчеркнуто небрежна в общении с тобой, говорила колкости и грубости, не проявляя ни малейшего интереса к твоим делам и проблемам. Постоянно пыталась задеть, подколоть тебя, напомнив про твоих подружек. Надеялась, что ты обнимешь меня, поцелуешь и скажешь, что любишь только меня и никто тебе больше не нужен, кроме меня. Но ты этого не говорил. А я не могла позволить чувству уничтожить меня, ведь в тот момент я уже отчетливо понимала, что люблю тебя. Если бы ты знал, какими усилиями, каким трудом мне все это давалось! Хотелось вместо обидной колкости сказать о своих чувствах, обнять тебя и заплакать, чтобы весь негатив и обида ушли вместе со слезами. Но я так и не смогла сказать о своей любви и забыть свою обиду.
Ты стал заходить все реже и реже. Чаще всего предпочитал молчать, а не разговаривать, ибо видел, что я не испытываю желания общаться с тобой. Интерес ко мне пропадал. А мне-то хотелось, что бы ты проявил себя как мужчина, чтобы стукнул кулаком по столу и сказал: ну, хватит, ты — самое лучшее, что есть в моей жизни, я люблю тебя, прости меня. И я бы простила. Я готова была простить.

***
— Все мужики одинаковые, — возмутилась Аня. — Изменяют нам, а мы — как дуры сидим и ждем ласкового словечка.
— Ну, так уж и все! — возмутился Роман. — Мы — верные, это вы, женщины, все усложняете вечно. И вообще: измена измене рознь. А, кстати, физическая измена — это не всегда измена, это может быть просто… физиология!
— Типичная мужская логика, — проговорила Валя. — А что же вы нам-то тогда эту самую «физиологию» не прощаете?!
— Мужчины — охотники, добытчики, полигамия у нас в крови. Вы, женщины, — хранительницы домашнего очага и семьи. Про физиологию нигде ничего не сказано, — вступил в спор Руслан.
— «Охотники, добытчики»! — передразнила Валя. — Это когда было? До нашей эры? Куда все делось-то? — возмутилась она. — Женщины уже и зарабатывают, и уют дома создают, и детей рожают и воспитывают. А вы?! Не зарабатываете, семью не обеспечиваете, только гуляете направо и налево и полигамностью своей похваляетесь!
— Ага! Значит, вам только деньги подавай, а как же — «главное, чтоб человек был хороший»?! Выходит, главное — не плоть и не душа, а деньги. Кому ты нужен, если ты — хороший, добрый, веселый… бомж!
— Ребята, — вклинившись в жаркий спор моих друзей, растерянно проговорила я, — мне как-то неудобно читать. Это ведь чей-то дневник, и, по сути, мы вмешиваемся в чью-то чужую личную жизнь.
— Даша, ты не права, — возразила Валя. — Ты купила эту квартиру?
— Да, — ответила я, еще не понимая, к чему она клонит разговор.
— А какие-нибудь ограничения на помещение в договоре были отмечены? — продолжала допытываться Валя.
— Какие такие ограничения? — совсем запуталась я. — Нет, конечно. Зачем мне квартира с ограничениями?
— Ну вот, — торжественно подытожила Валя. — Раз ограничений нет — значит, все, что находится в твоей квартире, принадлежит тебе. Ты — владелица всего, балда, — и она легонько постучала по моему лбу костяшками пальцев.
— Да-да, Валя совершенно и безоговорочно права, — поддержал Руслан. — Дашка, читай дальше, — просительно протянул он. — Интересно же все-таки.
— Ребята, мне кажется, тут, в этих страницах, такая боль… — попыталась возразить я. — Каждое предложение пропитано этим, а еще на фоне терзания, неуверенность в человеке, которого она действительно любит. Мне кажется, нам не надо все же читать этот дневник.
— А по мне, так это бред истеричной бабы, — процедил сквозь зубы Роман.
— Дашка, перестань, — успокаивающе проговорила Валя, не обращая внимания на слова Романа. — Мы ничего предосудительного не делаем. Это же мы клад нашли, а значит, по закону двадцать пять процентов его принадлежит нам, а все остальное — государству. А что принадлежит государству, то принадлежит и нам, — с чисто женской логикой вывернулась она из хитросплетений собственных мыслей. — Читай, в твоем исполнении это звучит особенно трогательно.
Пока мы спорили, Аня сбегала на кухню и нарезала бутерброды с ветчиной, сыром и овощами. И теперь входила в комнату, счастливая и довольная, с огромным, аппетитно выглядевшим подносом. А следом уже шел Роман — с чайником и бокалами в руках. — Подчиняюсь большинству, — смиренно сказала я и продолжила чтение.

***
Он появился в тот момент, когда моя душа изнывала от боли, обиды и одиночества. И как-то случайно все получилось в тот вечер. Будучи на дне рождения подруги, я как-то неожиданно долго засиделась у нее. Стою на остановке. Только еще одна парочка влюбленных находилась рядом, при их виде мне вновь стало невыносимо больно. Я мысленно представляла свою жизнь с тобой, представляла, как бы все здорово сложилось, если бы не его величество случай. Транспорт уже ходил плохо — в ночном городе всегда так! Чуть стоит замешкаться в гостях — и добираться приходится либо на такси, либо пешком. Но молодой красивой девушке добираться одной, без провожатых, боязно. Хотя, может, это предрассудки? Однако не зря ведь говорят: «Береженого Бог бережет». Погруженная в свои мысли, я даже не заметила, как рядом со мной остановилась «Нива-шевроле», и приятный и отдаленно знакомый голос назвал меня по имени. От неожиданности я вздрогнула и повернула голову на голос. Это был он, призрак из моего прошлого, мое юношеское увлечение. …Сейчас уже даже не помню, как произошел разрыв. Наверное, какая-то ерунда, которая всегда разрушает отношения. Ведь трудно вспомнить хоть одну серьезную причину, разрушающую брак счастливых пар. Разрушают мелочи, накапливаясь как снежный ком, нарастая, погребают под своими останками некогда счастливые браки, превращая любящих людей во врагов, люто ненавидящих друг друга. В нашем случае это было несколько не так. Мы не успели с Андреем дать возможность разгореться между нами серьезному чувству. Затушили его на корню. Взаимная симпатия так и не переросла во что-то большее…
Выглядел он хорошо. Прекрасно сложен. Высок, строен, хотя, по сравнению с годами студенчества, начал полнеть. Но все же назвать его тучным было нельзя. Скорее, к нему подходит выражение «крепыш». Его по-прежнему обезоруживающая искренняя улыбка невольно притягивала взор. И эти аппетитные, чуть пухлые губы… К ним так и хотелось прильнуть! Во всяком случае, такое желание было раньше. Но сегодня… Сегодня почему-то все было не так: мне не хотелось ни видеть, ни слышать кого-то из моей прошлой жизни. И встретившись с ним, я поняла, что это — еще одна ошибка в моей личной жизни. Ну сколько еще можно совершать эти ошибки?! Кто только придумал этот миф — про две половинки, которые ищут по свету друг друга! Моей второй половинки, наверное, вообще не существует. Мне, как всегда, чего-то не хватало: очереди всегда заканчивались на мне, товары — передо мной, а счастье, наверное, вообще не рассчитано на меня. Да и правда, зачем оно мне?
Тем не менее, я улыбнулась Андрею. — Привет, — сказала я.
— Красивые девушки, так поздно ночью и — без охраны, — проговорил он в ответ. — А помнится, в свое время тебя после десяти невозможно было никуда вытащить. Я даже не поверил глазам. Решил, это — не ты, а кто-то похожий на тебя. А потом подумал, что такой второй не может быть на свете. Ты ведь — уникальная, единственная.
Его слова нашли благодатную почву в моей измученной душе. Я понимала, что это обычные дежурные фразы, которые говорят любой старой знакомой при встрече, но мне так хотелось верить, что говорилось искренне. Неужели еще кто-то считает меня уникальной, да еще единственной?! Думаю, такое услышать приятно будет любой девушке, а не только мне — отчаявшейся и одинокой.
— Ну, так все ведь меняется в этом мире. Это я просто с тобой не выходила никуда, да и то — потому, что ты никогда не приглашал, — съязвила я. — А вот ты с чего это взял, если даже поползновений не было в мою сторону?
— Да все на нашем курсе обсуждали это, — прозвучал ответ Андрея. — Особенно после того, как ты заставила Олега Воропаева полтора часа ждать тебя у кинотеатра на последний сеанс. А когда киносеанс уже закончился и он все-таки осознал, что ты не придешь, кинулся дозваниваться тебе. Что ты ему тогда сказала — помнишь?
Я засмеялась от души и так громко, что влюбленная парочка изумленно уставилась на меня.
— Конечно, — сквозь смех выговорила я, — что мне моя мама не разрешает выходить на улицу после десяти вечера.
— Ну вот, и еще удивляешься, почему я тебя не приглашал! — сказал Андрей. — Я ведь думал, что ты сидишь и грызешь гранит науки. Ты ведь была неисправимая отличница!
— Ну, при этом я себе не отказывала в развлечениях, — промолвила я. — И, кстати, когда Олежка звонил, мы в этот момент с девчонками были на дискотеке. Так что тот, кто придумал сотовый телефон, и есть величайший конспиратор на свете. Где бы ты ни находился, всегда можно сказать, что — дома. Проверить ведь все равно нельзя, если нет домашнего телефона.
В этот момент подошел троллейбус, и я, махнув Андрею на прощание и буркнув что-то невразумительное типа: «Приятно было вновь тебя увидеть», — впрыгнула в общественный транспорт. Только потом я подумала, что даже не дала ему возможность предложить подвезти меня. А может, это и хорошо? Может, он и не хотел меня подвозить, просто остановился, увидев старую знакомую. А впрочем, не знаю, да и думать об этом не хочется. Мужчин понять практически невозможно. То они примитивны до ужаса, и все мысли отображены на лице, а то настолько мудры, что и сотня философов не расшифрует их мысли и поступки. И все же я испытала облегчение. Мне не нужно натянуто улыбаться и делать вид, что это — самая приятная встреча из тех, что случились со мной сегодня. Мне не хотелось сейчас никаких разговоров. Мне хотелось, чтобы весь мир оставил меня одну. Но, оставаясь одна, я погибала.
Отъезжая, я еще раз глянула в окно и невольно улыбнулась. Вид у Андрея был весьма недоуменный. Как будто немой вопрос застыл на устах: «Ну куда ты? А как же я?» Забавно. Я никогда не задумываюсь над своими поступками, почему я поступаю так, а не иначе. Я ведь понимала, что делаю что-то не так. И это может обидеть Андрея. Но ведь не продолжать же мне стоять на остановке и делать вид, что я жду троллейбус, когда троллейбус — вот он, уже трогается, отъезжая. Троллейбус доставил меня в лучшем виде на мою родную остановку. Ночь, безлюдная улица, одинокий фонарь, мимо которого еще страшнее проходить, потому что не знаешь, что лучше: идти по темной улице — или выйти на освещенное место, и тебя будут видеть все, а ты — никого. Ужасаясь своим черным мыслям, я чуть не бежала в сторону дома. Черная тень отделилась от стены и двинулась в мою сторону. Я прибавила шаг, тень — тоже. Расстояние быстро сокращалось. Внутри меня все сжалось от ужаса и похолодело. «Боже мой, — пронеслось в голове, — куда я поперлась на ночь глядя? Зачем сидела допоздна в гостях?» А рука в этот момент сжимала в кармане газовый баллончик, на который, к сожалению, надежда была плохая. И тут меня с силой схватили за руку. Внутри все оборвалось, я похолодела. «Боже, неужели это все?» — пронеслась мысль. Я открыла рот, чтобы завопить что есть силы, и услышала знакомый насмешливый голос:
— Мы так и не успели толком попрощаться. Уж не думала ли ты, что я так вот просто тебя отпущу?
Это был Андрей. Мелкая дрожь охватила все мое тело. От пережитого напряжения и страха, да еще «благодаря» последним событиям личной жизни, мне стало нехорошо.
— Андрей, ну разве можно так пугать бедную девушку?! Я нисколько не солгала, потому что в кошельке у меня лежало чуть больше ста рублей. А с другой стороны, Раскольников убил бабушку за двадцать копеек… — Так ведь, Андрюшенька, и родить можно.
— Ну, чтобы родить, надо сначала забеременеть, — рассмеялся Андрей.
— Да-а, с тобой забеременеешь! Можно сказать, последней надежды лишил. Думала, наконец-то приличный маньяк и на меня внимание обратил, а тут ты, понимаешь ли, нарисовался, — рассмеялась я.
Андрей тоже засмеялся своим заразительным смехом.
— А где твоя машина? — поинтересовалась я.
— Стоит у твоего дома, а я пошел тебе навстречу, тут ведь темно, а ты боишься темноты, если мне не изменяет память. Но наш общественный транспорт — самый скоростной транспорт в мире, поэтому мне пришлось еще минут двадцать стоять, подпирая стену чужого дома.
— Молодец, — похвалила я, — только пугать не надо было. А то сейчас промывал бы свои глазки в ближайшем болотце.
Вот это я красиво сказала! Похвасталась, как бы невзначай, своим оружием — газовым баллончиком. И вроде не такая уж и беззащитная я!
Андрей, правда, только посмеялся.
— Что нового в твоей жизни? — попыталась я перевести разговор на дружеский, беззаботный лад.
— Я тебе все расскажу, только ответь мне сначала на один вопрос. Ты — замужем? — спросил Андрей.
— Нет. — И тут я почувствовала, как обида больно царапнула мою душу. Выйдешь тут, когда попадаются одни кобели! Или только это мой удел — привлекать к себе тех, кто обладает уникальным качеством хождения налево и при этом умело маскирует следы. А даже если узнаешь правду, начинаешь выводить на чистую воду, в ответ получаешь столько вранья, сколько ни одна голова переварить не может, чтобы не сойти с ума.
— У тебя кто-то есть? — не унимался мой собеседник.
— А это — уже второй вопрос! Мы же договаривались только на один, — запротестовала я. — И вообще, Андрей, разве можно девушке задавать такие вопросы.
— Такой, как ты, — да, — сказал Андрей.
— Какой — такой? — поинтересовалась я.
— Такой. Ведь наверняка тебе мужчины прохода не дают, дерутся постоянно. Я ведь слышал, что красивым девушкам не так-то легко жить на свете, как все думают.
— Андрюш, не преувеличивай. Я — самая обычная, — соврала я, но самой понравилось его восхищение мной.
— Ага, — продолжал Андрей, — самая обычная натуральная блондинка с длинными густыми волосами, серо-зелеными глазами, правильными чертами лица, ростом 175 см, фигурой почти 90-60-90, великолепным чувством юмора, светлой и доброй душой, умеющая великолепно готовить, при этом закончившая университет с красным дипломом и работающая ведущим специалистом в государственной системе. Самая обычная, что и говорить!
— Познакомь меня с такой, — рассмеялась я, — хоть посмотрю на этот идеал.
— Посмотри в зеркало, — промолвил он.
— Да ты меня совсем не знаешь, — попыталась возразить я. — Я — да, приятная, но таких — миллион. Мужчины не падают к моим ногам, когда иду по улице. Друзей у меня немного, хотя это — настоящие друзья, в которых я уверена как в себе. И если я тебе скажу, что уже измучилась от предательства и одиночества, ты мне не поверишь.
Андрей остановился и с удивлением посмотрел на меня.
— Лен, ты серьезно? — спросил он.
— Да нет, шучу, — довольно зло огрызнулась я.
— Я тебе не верю, — продолжал Андрей. — Это — не про тебя.
— И все же это так, — сказала я. — Если я такая идеальная, почему же ты не стал со мной встречаться?
— Я боялся тебя, — сказал Андрей. — Первое впечатление, которое ты производишь, это впечатление холодной красавицы. Красивая, но отталкивающая мужчин. Кажется, что они для тебя не существуют. И как такая красавица может обратить внимание на меня? У тебя же наверняка было море поклонников и воздыхателей, а что мог предложить тебе я? Да еще твой злой язычок... Ты могла так подколоть любого, что все над ним потом месяцами смеялись.
— Андрюш, наверное, все думали так же, как и ты. Поэтому все наши однокурсницы уже замужем, имеют семьи, детей, а я старею в одиночестве. Ведь мне уже двадцать восемь! Представь только. А ведь я с шестнадцати лет мечтала выйти замуж за доброго, обычного парня, который любил бы меня и только меня. И мне больше ничего не надо было. Подруг у меня мало. и в основном они все успешные, потому что другие боялись сближаться со мной. А уж знакомить со своими парнями — и тем более. Боялись, что я их буду уводить. Смешно. А все парни, с которыми я начинала встречаться, женились на других. Вот так идеальные, по твоим словам, девушки проводят дни и ночи — в одиночестве. Я больше не хочу говорить об этом, мне неприятна эта тема. Всему свое время. И на нашей улице перевернется когда-нибудь грузовик с пряниками.
В этот момент мы подошли к дому.
Андрей замялся, увидев, что я двинулась прямо к двери. Хотя на этот раз ему хватило смелости остановить меня.
— А может, поговорим? — предложил он. — У меня в машине тепло, играет твое любимое лав-радио. Мы ведь так давно не виделись, а мне хочется с тобой поговорить.
— Тебе разве не надо домой? К жене под бочок? — съязвила я. — Ведь, насколько я помню, ты женат. Ты ведь женился на Светке? И, думаю, тебя, да и меня тоже, может скомпрометировать твое предложение.
— Мы со Светой развелись. Брак оказался неудачным. Мы прожили три месяца, а потом… Потом она собрала все свои вещи и мои деньги — и ушла безо всяких объяснений.
— И поэтому ты решил поклеиться ко мне, — ответила я. — Не надо пытаться вернуть то, что даже не успели построить.
Андрей обхватил меня в этот момент, потому что сказать, что он меня обнял, я не могу. Он просто собрал меня в охапку, и я не могла пошевелиться, а уж тем более — вырваться. В этот момент я подумала, как бы я хотела, что бы это был Сергей! Чтобы он восхищался мной, желал меня, а не причинял мне невыносимую боль своими любовными похождениями. Но в жизни все совсем не так, как хочется нам. И чаще всего те, кто нужен нам, пренебрегают нами. А восхищаются те, кто нам безразличен. Странная штука — жизнь! А может, мы сами все усложняем? Может, на самом деле мы сами создаем эти странности? Ведь вот Андрей. Он — рядом, со мной, он восхищается мной и, кажется, искренне. Андрей — симпатичный парень, у нас общее прошлое, хотя и не богатое, но почему — нет? А вдруг все получится?! Но он — чужой для меня. Мне приятно разговаривать с ним, рассказывать какие-то забавные истории, шутить и смеяться вместе с ним. Он — замечательный, добрый человек, но он — не мой герой. Скорее, он — хороший друг, а посмотреть на него как на мужчину моей мечты я не могу. Не могу, вот и всё!
Когда я прикасаюсь к Сергею, желание почти моментально охватывает меня. Мне хочется, чтобы он обнял меня, говорил какие-нибудь нежные глупости, придумывал дурацкие обращения, типа «кошечка», «солнышко», «радость моя» и т. д. И мне хочется быть с ним каждую минуту. Когда он уходит, я разумом понимаю, что ему надо уходить и он не может остаться. Но сердце разрывается, оно не хочет его отпускать. Поэтому я постоянно отправляю ему эсэмэс, раздражая его этим. Безумно ревную и высказываю каждый раз нелепые претензии, что он где-то был с какими-то девицами, что от него пахнет чужими духами. И даже если он, уходя, сообщает мне, что отправляется по делам, я все равно дразню его, говоря, что он пошел к девицам. Я не могу ничего с собой поделать! Ревность — ужасное, порой безрассудное чувство. Но когда она основывается на реальных фактах, это еще ужаснее, от этого становится в сто раз больнее. Ему повезло: он был единственным человеком, которого я любила по-настоящему. И я его потеряла. Хотя — нет: нельзя потерять то, чего никогда не имела. Его не было. Он просто не оправдал моих ожиданий и не разделил мои чувства. Он играл роль, которую я ему предлагала. А когда она не совпала с моими ожиданиями, я решила, что он предал меня. Он ПРЕДАЛ МЕНЯ!
С Андреем все не так. Он не был мне нужен как парень, как друг — вполне может быть, но не как мой молодой человек. Даже когда мы еще в студенческие годы сделали попытку начать встречаться…
— Хорошо, — прервал мои мысли Андрей, — сегодня ты уже устала, и я отпущу тебя. При условии, что мы встретимся снова. В четверг — идет? Мы сможем тогда спокойно поговорить.
«Черт возьми, а почему — нет? — подумала я. — И так сижу дома, никуда не выхожу и оплакиваю то, чего у меня никогда не было. Кому это надо? И сейчас мне необходим человек, который снова вселит в меня уверенность и вернет вкус к жизни. Андрей вполне подойдет для этой роли, а потом — посмотрим!»
Он нежно взял мою руку и заглянул в глаза с такой надеждой, что сердце мое дрогнуло. Неужели он действительно любит меня так самозабвенно? А может, он — моя судьба? Ведь, согласно классическому сценарию, всегда в паре один любит, а другой позволяет себя любить. Может, мой случай — и есть классика? Андрей наклонился меня поцеловать, но я увернулась, легонько высвободилась из его объятий и с кокетливой улыбкой шмыгнула в подъезд, успев быстро пожелать удачной дороги своему неожиданному кавалеру.
Поднимаясь в лифте на свой этаж, я все думала об этой случайной встрече, о нахлынувших воспоминания. Почему-то комок подступил к горлу. Мне хотелось светлого будущего. А рисовались картинки в мрачных тонах...
Лифт остановился, и, выйдя на лестничную площадку, я от неожиданности вздрогнула: перед дверью сидел он — герой моей мечты Сергей! И смотрел на меня с язвительной улыбкой на губах.
— Ба, смотрю, мы уже возвращаемся домой не одни, — проговорил он. — Интересно, кто это нарисовался на твоем горизонте? Быстро же ты нашла мне достойную замену.
— Сереж, это — не твое дело. Мы с тобой больше не вместе, — проговорила я довольно холодно. — И, если не забыл, это ты пошел по кругу, а не я. Да и, помнится мне, мы никогда не были вместе. Как ты мне там говорил: «А то, что ты сама себе напридумывала, — это твоя богатая фантазия». Я переживу несбыточные мечты, а ты можешь пригреть еще кого-нибудь — на ночь. Ах, да, забыла: на ночь — это слишком длительный срок. У тебя любая привязанность заканчивается гораздо быстрее, особенно с легкодоступными женщинами.
— Опять ты начинаешь! — процедил Сергей. — Я тебе сотню раз говорил: все это было раньше, а сейчас я — только твой.
— На пятнадцать минут, — огрызнулась я. — А я не хочу сидеть и думать, где ты, задержался на работе или снова с кем-то весело проводишь время? И ты прав: у меня теперь есть достойная замена тебе.
Его лицо мгновенно перекосилось от злости, и стало видно, что внутри него происходит борьба чувств. Но не думаю, что хотя бы одно из них было любовью. Скорее, нет. Одно было чувство — чувство обиды: конечно, он же отвергнут! Его величество секс-символ! За ним бегают молоденькие девчонки, да и постарше — с удовольствием облизываются. Да и я сама готова была бросить все ради него. Хорошо еще, что хоть какая-то гордость у меня осталась и не позволяет мне показать, какая я на самом деле слабая. Даже сейчас, когда говорю с ним дерзко, мне, наоборот, хочется броситься к нему в объятия, прильнуть губами к его губам и — гори оно все синим пламенем! Я даже удивляюсь сама себе: почему я этого не делаю? А второе чувство Сергея — чувство собственности. Для мужчин это свойственно. Я бы даже сказала, что их чувство собственности в отношении нас, женщин, гипертрофированно, а еще обвиняют нас в этом!
— Отойди в сторону, ты перегородил мне проход, — сказала я и попыталась отстранить его.
Он схватил меня за руки и сильно прижал к стене. Мне стало больно. Больно, но — не страшно. Бояться мне было нечего, я была уверена: Сергей не сможет причинить мне боль. Он не настолько меня любит, чтобы выкинуть такой фортель от ревности.
— Пусти, — жестко проговорила я. — И никогда больше так не делай. Со своими девками можешь так себя вести, а я обойдусь и без тебя, и без твоих истеричных концертов. И не надо делать вид, что тебе не все равно, что со мной будет. Я научилась жить без тебя и возврата не хочу. Ты все хорошо понял?
— Да, — пробормотал Сергей, явно не ожидавший такой решительности с моей стороны. — Ты очень не права. Ты вообще обо мне всегда думаешь хуже, чем я есть. И мне неприятно это.
— Я о тебе вообще не думаю. Мне пора, да и тебе, думаю, тоже, — прекратила разговор я.
— Лен, ты разрываешь мне сердце и не даешь даже возможности поговорить толком с тобой, — не успокаивался Сергей. — Можно, я тебе хотя бы позвоню завтра или напишу эсэмэску?
— Попробуй, — ответила я и зашла в квартиру.

0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
0
Корзина
0 Р
Товар добавлен в корзину!