Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Форум » КОНКУСЫ » Литературный конкурс "Путешествие за мечтой" » Евгений ПОЗДНЯКОВ, Хабаровск (Пронзая моря...)
Евгений ПОЗДНЯКОВ, Хабаровск
omitkinaДата: Вторник, 25.07.2017, 17:21 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Автор
Сообщений: 340
Репутация: 0
Статус: Offline
ПРОНЗАЯ МОРЯ...

Его звали Николас Трюк, и, клянусь, в мире не было поэта несчастнее, чем он. Этот забавный чудак страдал от неизлечимой болезни – искренней любви к невероятно красивой, и в то же время капризной даме, чье хобби заключалось в игре чувствами бедного мастера слова. Сколько чудесных строк вышло из-под его пера, благодаря загадочному свету ее ослепительной улыбки…

– Мама! Почему он смотрит на небеса? – удивленно спросил малыш, указывая на Николаса.

– Он ждет, мой дорогой. – Она ласково потрепала кудрявую голову своего сына.

– Но чего? Неужели нельзя ждать дома?

– Ты многого не понимаешь, глупыш. – Ее изящный палец слегка дотронулся до кончика его носа. – Трюк удивительный парень. Когда-то давно он влюбился в самую красивую женщину на Земле – в Луну, и с тех пор, пребывает в вечном ожидании темноты…

– Интересная история, - мальчик почесал затылок, - но, что значит слово… Влюбиться?

– Мой дорогой, - она засмеялась, - я, если честно, и сама не знаю…

Каждую ночь, ровно в двенадцать, Николас выходил из своего скромного дома и, сжимая дрожащими руками листочки с новыми одами, направлялся в бескрайнее поле, ставшее традиционным местом их свиданий. Изредка запинаясь, он во весь голос читал свои произведения, надеясь на снисходительность своей госпожи, но в ответ как всегда раздавался лишь, похожий на издевку, шум бродяги-ветра. Иногда, в дни особых невзгод и переживаний, Николас обижался на столь надоедливую немногословность Луны и, презрительно скомкав свои записи, он оставлял ее в гордом одиночестве, но даже лежа в своей кровати, Трюк с особой теплотой вспоминал ее округлое бледное лицо…

Несмотря на бесспорную красоту, Луна страдала от загадочного недуга. Примерно раз в месяц бедная девушка полностью теряла свой вес и превращалась в несчастную худышку. В такие дни Николас покупал на рынке несколько головок отменного сыра и, аккуратно сложив их на скатерть, оставлял лакомство под покровом ночного неба. Его счастью не было предела, когда любимая вновь возвращала себе привычный облик! Трюк, разумеется, не знал о том, что сыр растаскивают бедняки, и, наверное, это было к лучшему.

– Ты маешься ерундой, Николас! – пристыдил его за разговором в таверне прагматичный кузнец. – Луна – девушка странная, я бы даже сказал, недосягаемая…

– К чему ты клонишь, мой друг?

– Поищи кого-нибудь… Своего уровня. – Холодно произнес он. – Не стоит витать в облаках, Трюк…

– Ты просто не способен понять мою любовь! – перебил его Николас.

– В самом деле? – Язвительная улыбка скользнула по его лицу. – Что же это за любовь такая, если девушку и обнять-то нельзя?

– Неземная. – Он встал из-за стола. – Иногда для любви достаточно лишь понимания, что с твоим избранником все хорошо. Увы, эту истину не понять металлическим кузнецам!

Его чувства медленно переросли в нечто мучительное. Каждую ночь, глядя на прекрасную Луну, Николас ощущал, как невидимый нож слегка касался пылающего от любви сердца. Ее молчание разбивало на куски ранимый разум поэта.

– Почему ты не хочешь говорить со мной? – прошептал он. – Мои стихотворения не по нраву небесной госпоже? А может… Ты просто не слышишь меня?

«Мне нужно отправиться в морское путешествие!» - размышлял он, глядя на серебристую гладь воды, - «Там, вдали от берега, я заберусь на корабельную мачту и громко прокричу признание в любви! Это рискованно, но я должен попробовать! Быть может, мой шепот впервые превратится в крик посреди водной пучины?»

Трюк всегда находил вдохновение в бушующей водной стихии. Стоя на берегу моря, он пропитывался особой, ни с чем не сравнимой тоской по своей возлюбленной, ведь нешуточный размах природы лишний раз напоминал ему о собственной никчемности. Вряд ли Луна полюбит жалкую песчинку. Гуляя по пристани, Николас придумывал душещипательные оды о неразделенных чувствах.

– Простите, капитан, - несмело начал он, - не могли бы вы взять меня с собой… В плавание.

– Тебя? – громко засмеялся бородатый мужчина. – Прости, но мне не нужна лишняя проблема!

– Я вам заплачу, – дрожащим голосом произнес он.

– А вот это уже другой разговор… Сколько?

– Сто золотых…

Капитан изменился в лице: его глаза наполнились тонной непонимания, а ехидная улыбка сменилась выражением отчаянного удивления.

– Парень, сотня золотых – огромные деньги. Ты мог бы купить на них небольшой дом, ну, или хотя бы доплыть до нужного тебе порта не на старой развалюхе. Я люблю звон монет, но ненавижу лжецов, поэтому сразу скажу, что мое судно - ужасное место. Во время штормов мы будем молить о пощаде лишь…

– Мне все равно, – сухо перебил его Николас. – Мне нужно встретиться с дорогой сердцу девушкой, если меня не возьмете вы – я поеду на другом корабле. Вы берете меня в команду?

Томно вздохнув, просоленный моряк протянул ему покрытую морщинами руку.

– Добро пожаловать на борт, матрос! – Он слегка улыбнулся. – И… Оставь деньги на подарок любимой.

Целый месяц Николас бороздил величественные морские просторы. Убираясь ночью на палубе, он с упоением наблюдал, как любовь всей его жизни становится все ближе и ближе. Порой ему казалось, что совсем скоро он сможет обнять ее за талию и нежно прошептать на ухо заветные слова…

– Так кто она, Николас? – как-то раз спросил его капитан.

– Боюсь, я не могу вам этого сказать. Вы сочтете меня дураком…

– Эх! – Он с силой похлопал Трюка по плечу. – Разве может быть дураком столь великолепный поэт? Поделись со мной, парень. Глядишь, станет легче…

– Ну, - Николас слегка улыбнулся, - я влюбился в Луну.

Они на минуту замолчали. Лишь назойливый бродяга-ветер, видимо, преследующий Трюка по всему земному шару, чуть слышно нашептывал морские легенды.

– Знаешь, Николас, несколько десятилетий назад, когда густая борода была для меня всего лишь мифом, я влюбился в красавицу Бетси…

– Звучное имя. – подметил Трюк.

– Еще бы! Она была самой грациозной самкой кита. Я увидел ее в детстве, когда отец взял меня с собой в плавание. Она была удивительна. Мое юное сердце истекло кровью чувств к этому поразительному существу… Жаль, что нам не суждено было встретиться вновь. Вот уже как сорок лет, я хожу по морям в поисках ее, но… Видно не я должен быть рядом с ней.

Из глаз старого моряка текли жгучие, как капитанский ром, слезы. Ударив кулаком по палубе, он громогласно прокричал:

– Черт возьми, Николас! У тебя должен быть шанс! За мной, матрос!

Громко топая, он повел Трюка на корму, где за плотным куском парусины скрывалась добротная лодка. Спустив ее за борт, капитан удовлетворенно смахнул пот с загорелого лба.

– Увы, Трюк, наши пути расходятся! – улыбаясь, произнес он. – Завтра наш корабль прибудет в крупный восточный порт, а это значит…

– Что я никогда не прижму к себе Луну… - еле слышно прошептал Николас.

– Нет! У вас все будет отлично! Плыви, матрос! – Он указал на лодку. – Плыви ради меня, ради Бетси!

Николас прыгнул в лодку. Крепко сжав в руках весла, он громко прокричал: «Спасибо за все, капитан!», но ответа не последовало – Трюк все дальше и дальше отходил от борта судна. Вот оно уже совсем пропало из виду. Ведомый тусклым лунным светом, он подплывал к своей возлюбленной все ближе и ближе. Восторженно всматриваясь в ее чудное лицо, Николас не заметил, как начался сильный шторм, грозящий опрокинуть его маленькое «суденышко».

Последний неловкий взгляд на красавицу Луну…

Вода нежно обняла юного поэта. Водоросли ласково гладили румяные щеки. Обидно, что он подвел капитана… Обидно, что больше некому присматривать за небесной госпожой в дни ее таинственного недуга…

Неожиданно яркий блеск пронзил безжизненную морскую темноту. Чьи-то холодные ладони схватили уставшее тело Николаса.

– Луна? – прошептал он. – Это… Ты?

– Да, дорогой. – Раздался сладкий медовый голос. – Ты меня не на шутку перепугал…

– Почему ты не отвечала на мои оды? – прокашлявшись, спросил Трюк.

– Милый, разве ты не знал, что сильны те чувства, в которых страшно признаться?

Величественная Луна забрала Николаса с собой на небеса. Я услышал эту историю от бородатого капитана. Он сказал, что Трюк каждый день пишет новые оды своей возлюбленной, а черновики стихотворений, скомканные рукой своенравного поэта, превращаются в маленькие звезды, согревающие сердца не только моряков, но и китов…


Ольга Митькина
Форум » КОНКУСЫ » Литературный конкурс "Путешествие за мечтой" » Евгений ПОЗДНЯКОВ, Хабаровск (Пронзая моря...)
Страница 1 из 11
Поиск: