«Ехали медведи на велосипеде»...

6 октября 2019

Всем нам хорошо знакомо выражение «не надо изобретать велосипед», то есть придумывать заново то, что уже давно и хорошо известно. Но кто же на самом деле был первооткрывателем в этом вопросе? Кому принадлежит пальма первенства в изобретении велосипеда?

Сведений достаточно, но многие из них — мистификация. Как, например, то, что первым велосипедистом был некий граф де Сиврак ещё в 1791 году. На самом деле эта легенда была выдумана сто лет спустя, для каких целей — неизвестно.

Наши патриотически настроенные соотечественники уверены, что изобретение велосипеда принадлежит Ефиму Артамонову, крепостному с завода предпринимателя Всеволжского. Отец Ефима работал на строительстве барж, и мальчик с раннего детства помогал ему. Когда он подрос, его отправили на другой завод — в Нижний Тагил. Ефим часто был вынужден совершать пешие путешествия от завода до пристани, где работал отец, и, покрывая огромные расстояния, задумался об изобретении индивидуального транспорта.

Своё изобретение Ефим назвал самокатом. Два железных колеса разного размера он соединил изогнутой рамой и катался на этой диковине по улицам, нажимая на педали, приделанные к переднему колесу. Согласно некоторым сведениям, помещик оценил талант юного гения и отправил его к императору — продемонстрировать изобретение. И вот в 1801 году Ефим Артамонов со скоростью примерно 12 вёрст в час отправляется в Санкт-Петербург на самокате. Большую сложность составляли крутые спуски — из-за большего в диаметре переднего колеса велосипед опрокидывался. Тем не менее Ефим добрался до столицы и... отправился в Москву. Император Александр I как раз короновался, а это действо всегда проходило именно в Москве.

Рассказывают, что именно там он и был представлен царю, который высоко оценил конструкцию, пожаловал Артамонову 25 рублей и вольную. А чудо техники забрал в свою коллекцию разных диковин.

Однако современные сотрудники Нижнетагильского музея утверждают, что этот экземпляр хранится у них, а вот копия его — в Политехническом музее в Москве.

Красивая и патриотическая история, которая утирает нос барону фон Дрезу, например, с его «машиной для бега», запатентованной в 1818 году.

Однако в ней есть свои «но». И в последнее время изобретение да и существование самого Артамонова ставятся под сомнение. Ни в каких архивах нет о нём упоминания. В день коронации императора есть записи лишь о крепостном Егоре Кузнецове-Жепинском. Матери царя Марии Фёдоровне он презентовал «музыкальные дрожки» с верстомером и органом, и за это со всей своей семьёй, включая племянника Артамона, был освобождён.

Возможно, именно эта запись послужила основой для возникновения легенды о русском изобретателе велосипеда.

Материальное доказательство в виде этого самого велосипеда, находящегося в Нижнетагильском музее, тоже не аргумент. Анализ показал, что данный экземпляр сделан из мартеновской стали, а первые мартеновские печи появились лишь в 1870-х годах. Так что музейный велосипед никак не может быть «артамоновским самокатом». Поэтому придётся, наверное, до поры до времени принять официальную точку зрения — «отцом велосипедной индустрии» называют Джеймса Старли.

А вот о том, как в будущем стать изобретателем, расскажет Лариса Назарова в своих книгах: