Японская классика в переложении на современный русский

28 февраля 2020

«Японская классическая поэзия с V по XIX век... Задумайтесь только: пятнадцать веков... Стоит относиться с величайшим уважением к нации с таким культурным наследием, так бережно хранимым и не утерянным, не забытым, не размытым временем». Так уж исторически сложилось, что человек, взращённый в одной культуре, оказывается бесконечно далёк от всего, что отличается от привычного ему с детства. Начиная со школьных лет, он изучает только часть мирового наследия, в лучшем случае по касательной задевая другую. В результате Восток и Запад давно превратились в эдаких антагонистов, пропасть между которыми не может стереть даже глобализация. Россия, в теории, находится где-то на стыке двух миров. Однако, если разобраться, основы нашей современной культуры следует искать именно в западных странах, в то время как восточные – это тайна за семью печатями непонимания. Взломать их и донести красоту японской философии до своего читателя взялся поэт Владимир Пучков на страницах книги «МОСТ».

«Японская классическая поэзия, имея общий исток, включает в себя три основных составляющих: поэзия вака, поэзия рэнга и поэзия хайкай». Прежде чем перейти к практике, автор сборника берётся за теорию, чтобы человек, возможно, никогда не увлекавшийся темой и не представляющий, с чем ему предстоит столкнуться, усвоил основы. Это не менее важно, чем, например, в математике, где, не выучив таблицу умножения, вряд ли удастся вычислить логарифмы. Пройдясь по основным жанрам и их особенностям, что интересно само по себе, Владимир Пучков называет некоторые знаковые для японской литературы имена, подготавливая почву для дальнейшего погружения в поэтический мир, прекрасный, наполненный яркими красками и ароматами сакуры.


Мглой кромешной скрыт от взгляда
Белой сливы вешний цвет.
Но подскажет, что он рядом,
Чудных запахов букет.


Небольшой исторический экскурс можно увидеть перед всеми произведениями, а уже после раствориться в самих строках, проникнутых восточной атмосферой, непривычными нам образами и метафорами, которые писатель облёк в классические формы, тем самым доказав, что пропасть не так уж велика, как мы привыкли думать, принимая своё заблуждение за аксиому.


Для стихотворений, которые можно прочитать в данной книге, характерен параллелизм между природой и чувствами. При этом используются нестандартные, по русским меркам, аллегории, что создаёт особый колорит и даже в стилизованной форме не позволяет забыть об истоках оригинала:


В одиночестве дни коротая и ночи,
часто слышу в горах тоскующий зов
в громком крике оленя, и хочется очень
песню с той же тоскою пропеть про любовь.


Ощущение инаковости, которую хочется познать и понять, усиливается благодаря непривычным словам, заимствованным из японского языка. Чтобы разобраться в значениях некоторых из них, необходимо открыть словари и посмотреть, что же хотел сказать Владимир Пучков, следуя мыслью за восточными поэтами. Это расширяет горизонты, давая шанс получить больше информации и, быть может, возжелав ещё:


Ожидаю тебя, словно хаги с поникшей листвою
В каплях светлой росы на осеннем лугу Мияги
Ждёт холодного ветра порыв, и не скрою,
Как тоскливо мне ждать. Поскорей приходи, помоги!..


Получается, главное достоинство и уникальность сборника «МОСТ» заключается в попытке соединить то, что раньше никто не пробовал даже приблизить. Оставив нетронутой идейную и философскую суть литературных произведений, родившихся за тысячи километров от дома читателя, Владимир Пучков адаптировал форму так, чтобы она стала удобоваримой и дошла до сознания человека, который позже сам будет решать, хочет ли преодолеть пропасть между двумя берегами поэзии или предпочтёт навсегда остаться там, где шумят своими кронами привычные нам деревья, а «кровь» рифмуется с «любовь» в строках, написанных ямбом и хореем.