Шестнадцатый век изнутри глазами правителей и холопов

1 июля 2020

«Бывало и у нас доброй жизни, какую-никакую молочинку и мясинку имели, а ныне в нужде живём, тянем тягло непомерное. А прислужники государевы ездят из деревни в деревню на подводах, скотину засекли, товару и конских кормов с пашенных людей сверх указанной пошлины грабежом да насильством берут. Те, кто должен защищать свой народ, сдирают с наших тел последний лоскут, из ртов вырывают последний кусок, терзают людей, злые волки!» Вырванная из контекста фраза-жалоба может принадлежать любой эпохе и представителям многих народов, населяющих землю. Ибо такова суть человека — всегда быть недовольным тем, как управляет им царь-батюшка, как исполняют его приказы люди служивые, как удаётся самому приспособиться к реалиям выпавших в лотерее судьбы дней. Но как выглядит ситуация с другой стороны? Как видится жизнь, когда сидишь на золочёном троне и держишь в руках государевы регалии?

Современная писательница Валентина Карпицкая протянула ниточку из наших дней в шестнадцатый век и представила на суд читателей как обычных людей той эпохи, так и тех, кому высшей волей досталась власть. Именно им суждено было стать главными героями, чтобы читатели могли понять, каково это, нести на своих плечах не только дорогую мантию, но и колоссальную ответственность.

Итак, «Два царя»… Иван Грозный — один из знаменитейших и величайших правителей за всю историю Руси, чьи деяния породили множество споров у исследователей-историков… И князь Симеон Бекбулатович, на заре своей биографии — татарский хан Саин-Булат, человек, о котором не каждый слышал, но чья роль в истории периода была велика…

Валентина Карпицкая взялась анализировать две личности, похожие любовью к отчизне и Богу, но различные в своём мировосприятии и складе характера. Огонь, что пылал в груди Грозного, и мир, царивший в душе его любимца и ставленника, как коса и камень, находят друг на друга. Ничто не может одержать верха. Да и не должно его одерживать, так как идти им в будущее сквозь смуту настоящего рука об руку, совершая благие поступки и страшные деяния во имя блага русского народа и веры православной.

События, которые упоминаются в истории, Валентина Карпицкая делает настоящими: «Перед взором всё ещё стоят страшные картины кровавой резни: претерпевшие убийство тела, с вытекшей на землю кровью, лежащие без голов, рук или ног; кто раздавлен конями, стонет, испуская дух. Тряхнул воевода головой, отгоняя жуткие видения». Она придаёт объём плоским датам и набившим оскомину в дни сдачи экзаменов фактам. Пейзажные зарисовки, диалоги, изобилующие словечками родом из далёкого прошлого, ментальность обывателя шестнадцатого столетия, традиции, бытовые и культурные особенности, суеверия… Чтобы создать такой колорит, полностью абстрагировавшись от технократии, не забыть в процессе прорисовки деталей антуража ни единой мелочи, нужно провести большую исследовательскую работу, копнуть в самую суть: «Дорога, по обе сторонам которой расплескались туманы, кутающие луга, казалась пустынной в этот ранний час. Но чем ближе к столице, тем сильнее оживлялась округа: всё больше встречалось селений с частыми полями и крестьянскими пажитями с пасущимися лошадями. По дороге стали попадаться обозы. И, наконец, на обширной равнине величественно засверкали под утренним солнцем несметные купола необозримой первопрестольной». А потом, проанализировав оставшиеся в летописях упоминания, попытаться воскресить живых людей, стоявших у руля будущей державы. И это всё сделала Валентина Карпицкая, не желающая следовать по стопам Дюма и потчевать публику историческими сказками.

О чём роман «Два царя»? Об эпохе. О людях. О знаковых личностях. О войне и мире. О религии и жизни в ладу с собой и Богом. Это очень сложное по своей концепции повествование, в котором есть психологизм, философия и историческая правда, легко проверяемая по умным толстым энциклопедиям.