О сборнике Ольги Биченковой «Фрэнсис Весь»
10.07.2014 1295 0.0 0

«Мы живём, живём, а жизнь – река»

о сборнике Ольги Биченковой «Фрэнсис Весь»

Всё течет и движется, и ничего не пребывает.

Гераклит

«Поэта можно судить только по тем законам, которые он придумал для себя сам», – когда-то сказал Белинский. Это утверждение в полной мере можно отнести и к стихам О. Биченковой, которые не укладываются ни в одну из знакомых нам классических рамок.

Стихи О. Биченковой представляют собой особую форму образной созерцательности, где объективные связи с реальной средой нередко трудно восстановимы. Мысль автора парит над условно обозначенным действием. Происходит превращение, обратное материализации мысли – куски реальности преобразуются в причудливые мыслеформы, неподвластные логическому осмыслению. Игра образов – близких и абсолютно далёких автору во времени и в пространстве – становится парадоксальной игрой авторской мысли.

Жить будет Фрэнсис в раю на Тибете,

Ездить к Богу на велосипеде.

Ангелы райские его поведут,

Котомку возьмут и одежду пошьют.

                                «Фрэнсис Весь»

Стихи накатывают на нас волнами реки, в которой мысли, ощущения, воспоминания, внезапные ассоциации постоянно перебивают друг друга и причудливо, «нелогично» переплетаются. Реки, в которую нельзя войти дважды, потому что это будет уже другой поток. И автор оставляет строки такими, какими они излились из души и сознания с первого раза. Как получилось – ничего не переделывая. Потому что для О. Биченковой более чем очевидно, что «Искусство не должно быть целью самому себе» и что «жизнь выше искусства» (В.Г.Белинский).

...Подруга, не читай

Моих стихов, в них правда. Ложь

Красивая нужна.

                             «О войне»

Автор стремится непосредственно воспроизвести душевную жизнь, переживания, через далёкие ассоциации, сравнения. Самобытный творческий метод смело замахивается на отражение ментальной жизни сознания посредством сцепления несопоставимого, а также часто нелинейности, оборванности синтаксиса:

Как бандитов прославим вместе,

Да и русских, однако, жалко.

Лебединая это песня.

Бесконечная пляшет палка...

                                         «Речь старика»

...Согните поясницы

Перед вождём.

Что может быть в глазах у христиан

У первых, кроме мысли – не свалиться

Лицом в полынь, терновник и бурьян?

У гладиаторов в глазах Апокалипсис.

                                         «Из римской эпохи»

Чтобы выразить своё представление об абсурдности жизни, об отсутствии цели жизненного процесса, о «рассыпанном» (хаотичном) мире, автор зачастую прибегает к технике несюжетного повествования, разрушая все традиционные композиционные элементы произведения:

А бес веселится и лжёт –

«Пожалуйста, кончите бегство».

Пожалуйста, и без наследства

Уходит больной человек.

                               «М. Булгакову»

В первом чтении такого материала консервативному мышлению с трудом удаётся войти в тему. И чтобы читатель совсем не потерялся в смысловых переплетениях текста, автор использует самые лёгкие и популярные метры стиха: в большей степени хорей:

Я старой совлекусь одежды,

Стою одна, как на краю.

Подай мне, Господи, надежды

На безнадежную мою.

                               «Москва»

С любимой Лермонтовым стопой нередко соседствует воспетый Пушкиным ямб, особенно характерный для передачи колорита простонародной речи, со свойственным ей порой примитивизмом (если пойти глубже, можно услышать в этом и блоковские отголоски):

Скажем утром мы чекистам,

Коим дали в баре квас:

«Не стреляйте в пианиста,

Он работает на вас!»

                               «Буржуазные частушки»

Лёгкость восприятия текста – необходимое условие для серьёзного чтения. Тем более для сложных и неоднозначных стихов нашего автора.

Гёте где-то сказал: «Какого читателя желаю я? – такого, который бы меня, себя и целый мир забыл и жил бы только в книге моей». Так и в произведения О. Биченковой нужно полностью погружаться, жить в них, так же чувствовать и мыслить. Удалось ли автору «Фрэнсиса» создать для этого необходимую среду обитания – судить читателям.

От меня останется только голос,

Как закладка в книге, как тонкий волос,

Как перо, зажатое в кулаке,

Только голос в песне о ямщике.

                               «Сибирь настоящая»

 

Георгий Мурин

 


Теги:Фрэнсис весь, Ольга Биченкова

Читайте также:
Страна Ясами
Школа для собак
Моя узорчатая жизнь
"Как от Бабы-Яги убежала избушка"
"Как прорастают крылья"
Я снова жду желанной встречи
Комментарии
avatar