​«Мир многогранен знаньем бытия...», истории, искусства и эмоций

14 февраля 2020

Вечность – не иллюзия или метафора. Это вполне реальное понятие, материальность которому придаём мы сами, передавая из поколения в поколение свои мысли, идеалы, мечты. Роль поэзии в этом процессе обмена информацией неоценима. Через столетия она протягивает ниточки, связывая людей, которым никогда не суждено встретиться в подлунном мире, и позволяя им общаться на равных. Доказательством тому служит сборник стихотворений «Поэзии боготворящий лик», который вышел из-под пера нашей современницы Тамары Сижук, но затронул все наиболее значимые темы из числа вечных и обратил внимание читателя из XXI века на творчество классиков.
Книга делится на разделы, и каждый из них имеет свои особенности и колорит. Тамара начала диалог с аудиторией на высокой патриотической ноте. В каждом слове прославляется великая Русь, звучат славянские мотивы, чувствуется гордость Родиной, её славной историей, благородством и силой духа народа, которую испытывает поэт:
Я русский, мой дух – в поколеньях,
Прославивших нас на года,
Я помню историй мгновенья,
Живу я по воле Христа!


С патриотическими стихами перекликается и тесно переплетается военная лирика. Она вошла в другой раздел, но продолжает ту же тему – восхищения победами и героическими деяниями. Человек, пожертвовавший собой за мирное небо над головой, становится главным героем. Слова автора отзываются в сердце, не давая угаснуть памяти. Благодаря особой тональности, они пробирают до глубины души, заставляя глаза щипать от слёз:

Мы лежим на чужбине в могиле,
В мирном небе поют соловьи.
Не смогли мы... чуть-чуть не дожили...
Вдалеке от родимой земли.

Всем, кто помнит о нас, всем – спасибо!
Вы спасли от забвения нас!
Мы стоим перед вами незримо,
Помня сердцем войны каждый час.


Торжественность и пронзительная, болезненная нежность в творчестве Тамары Сижук идут рука об руку. Они создают тон не только гражданских стихотворений, но и любовных. Встречи и разлуки, взаимность и неразделённость, поверхностность и глубина, надежда и отчаяние – о чём бы ни говорила автор, она выберет одну из двух излюбленных манер повествования, создав то настроение, которое больше подходит ситуации. И вот читатель слышит отголоски стихов Симонова, начиная верить, что любовь способна спасти человека или даже мир:

Любовь, свет жизни обретая,
От бед спасала на земле,
Смертям назло, страх побеждая,
Из пекла встала на войне.


Или погружается в ностальгию, растворяется в томительной печали, слышит нежные звуки скрипки, от которых сердце сжимается, пробуждаются воспоминания о том, чему не суждено сбыться, и эта «лебединая песня» уносит в мир фантазий:

Играла скрипка в свете дня
Под россыпь нот на небосклоне,
Внимала звукам тишина,
Разлившись эхом в нежном зове.


Чувства Тамара Сижук выражает не только в романтических сюжетах и размышлениях о сути любви. Пейзажная лирика автора также проникнута эмоциями. Явления природы преподносятся как повод к раздумьям и отражение переживаний. Они переплетаются с мифами и легендами, и тогда между строк можно различить гнев Зевса или насмешку Посейдона. Но, прежде всего, каждое время года созвучно определённому состоянию души поэта, в чём главная ценность этого поэтического раздела:

Сентябрь окутал в томном свете
Багрянцем золота листву,
И небо, будто на мольберте,
Окрасил, нежась, в синеву.
И предо мною расступились
Границы созданных миров,
В них мысли в красках растворились,
Где холст принять творца готов.


Философия, мистика и эзотерика занимают целых четыре раздела сборника и перекликаются между собой по темам:

Я пришла в странный мир, где должна угадать,
Как мне выйти из сети задуманных игр…

Тамара Сижук занята поиском смыслов.

Ищу, в чём смысл искусственных речей,
Из них чиста лишь малая крупица!
Мне в дымке светят тысячи свечей,
Но лишь одной смогу я поклониться.

Она постоянно балансирует на границе правды и вымысла, стараясь отделить зёрна от плевел. Заглянуть за пелену иллюзии в поисках истины вместе с автором может и читатель, если он готов срывать маски и мысленно возвращаться назад, чтобы снова пройти по уже исхоженным дорогам и отыскать утраченное, незамеченное, скрытое в тумане догадок, обманов и самоутешения:

Мир многогранен знаньем бытия,
Но истина теряется в дорогах...
И маску правды, ложного огня
Порой мы видим в замыслах высоких.


И, если удастся добиться желанной цели, то есть прикоснуться к истине, тогда вдруг за спиной расправятся крылья, способные поднять в более высокие сферы, куда, пусть не во плоти, но духовно стремится Тамара Сижук:

И в космическом желанье
Ты увидишь новый путь!
Слушай голос мирозданья,
В этом... только в этом суть.


Мистические мотивы, помимо философских смыслов, содержат в себе обращения к классике. «Демон» Лермонтова, «Вий» Гоголя оживают в новой литературе, проявляются между строк сочными, загадочными образами, вызывают желание углубиться в познание этих неординарных сущностей и психологии их создателей, но уже с помощью оригиналов. Ближе к финалу сборника «Поэзии боготворящий лик» тенденция обращения к традициям русской литературы крепнет и из отдельных эпизодов-упоминаний разрастается в отдельный раздел. В нём собраны многочисленные посвящения, увлекающие то в мир Пушкина – «мир зеркальных снов», то в тайны творчества Цветаевой или Высоцкого. Тамара Сижук, словно бусины на ниточку, собирает всё лучшее, что когда-либо было в отечественной поэзии и прозе. А потом позволяет своему читателю прикоснуться к этим сокровищам, чтобы захотеть ещё больше классики в искусстве, бережно хранимой в сундуках памяти вместе с вечными ценностями, что мы обязаны не просто держать под замком, но постоянно использовать в своей повседневности.