Искра для пожара французской революции

24 августа 2019

Когда читаешь историю, даже написанную сухим языком словарей, кажется, будто наши предки жили в каком-то головокружительном романе, и буквально каждый мог совершить большой или маленький поступок, который менял будущее миллионов. Кто знает, может быть, оценивая наши жизни через столетия, кто-то сумеет сделать тот же вывод. Мы же сегодня не станем заглядывать вперёд, а попробуем приподнять завесу тайны над прошлым.

И тогда невольно придёт понимание, что авторы типа Александра Дюма, которые придавали столь большое значение Его Величеству Случаю, смело додумывая, как та или иная мелочь повлияла на ход событий, очень даже правы. Ведь в историческом плане незначительных вещей не бывает. Не верите?


Если у Вас есть сомнения и, изучая факты и даты, Вы пока не пришли к тому же выводу, что и я, попробую доказать на примере свою точку зрения. Мы вернёмся на пару столетий назад и постараемся отыскать искру, из которой разразился пожар Французской революции. Началась она 14 июля 1789 с легендарного взятия Бастилии.

В результате абсолютная монархия потерпела крах, Людовик XVI и его красавица жена Мария-Антуанетта были казнены. А улицы Парижа залили реки крови. Естественно, в любом учебнике Вы найдёте упоминания о недееспособности власти, о плохой экономической обстановке, о политических ошибках и много других умных слов. И все они станут поленьями, которые позволили костру мятежа гореть жарко.

Однако едва ли не главной причиной социального взрыва стало поведение королевы – женщины взбалмошной и склонной к разного рода безумствам. Ряд её ошибок повлёк за собой катастрофу, имевшую далеко идущие последствия для всего мира.


Не будем вдаваться в подробности романтических приключений Марии-Антуанетты. Были они или нет, многие эксперты до сих пор спорят. Не станем концентрировать внимание на балах и взаимоотношениях королевской четы. И даже легендарную фразу: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!», – которую приписывают королеве, но с большей долей вероятности её впервые написал в своих текстах Руссо, произносить не станем.

Вместо этого мы вернёмся к истокам и обсудим событие, послужившее катализатором для последующих событий. А именно – скандал вокруг легендарного ожерелья мадам Дюбарри.


Это украшение включало в себя шесть сотен драгоценных камней. Их вес равнялся двум с половиной тысячам каратов, а стоимость составляла 1,6 миллионов ливров. Ожерелье для своей фаворитки заказал Людовик XV, но подарить не успел. С тех пор сокровище пылилось в лавке ювелиров, вызывая завистливые вздохи у светских львиц и, прежде всего, у королевы Франции.

Мария-Антуанетта желала заполучить драгоценность, но казна была пуста. Пришлось смириться с тем фактом, что легендарное сокровище никогда не украсит её тонкую шейку. Однако о том, как сильно королева мечтает об ожерелье, знал весь двор, и, конечно, поклонники этой невероятной женщины.

Среди мужчин, добивавшихся внимания австриячки, был кардинал де Роган. В то время он был в ссоре с Марией-Антуанеттой. Естественно, царедворец искал способ вернуть былое расположение. И однажды ему подвернулась такая возможность. На его сиятельство вышла Жанна де Ла Мотт, оставшаяся в истории как одна из самых ловких авантюристок.


Она являлась дальним потомком Валуа, но выросла в нищете и рано научилась попрошайничать, лгать и выкручиваться из некрасивых ситуаций. После сочетания браком с таким же проходимцем, величавшим себя графом, Жанна смогла приблизиться ко двору. Её приняли в высшем свете.

Но, конечно, не королевская чета. Впрочем, это не мешало красотке околачиваться в приёмных, клянчить деньги, заводить покровителей и искать сторонников. Её так часто видели во дворце, что когда де Ла Мотт пустила слух, будто является близкой подругой Марии-Антуанетты, ей все поверили.

Тогда в гостиной графини стали вестись весьма любопытные и пикантные разговоры. Много нового узнали аристократы о своей правительнице. И мало что из этого было правдой. Но Жанна выглядела убедительно.


Воспользовавшись положением мнимой подруги, как-то раз она предложила страдающему де Рогану подарить королеве легендарное ожерелье. Она заявила, что передаёт волю самой Марии-Антуанетты. Если кардинал выкупит драгоценность, Жанна обещала королевское прощение отвергнутому. Естественно, де Роган был опытным придворным и дипломатом. Он не мог поверить на слово какой-то проходимке. Однако графиня смогла доказать свои слова, устроив кардиналу встречу с двойником королевы, Николь Леге. Помимо двух женщин, в авантюре принял участие мошенник Рето де Вийетт и, по каким-то одному ему известным причинам, маг и кудесник Калиостро. Де Роган спросил у него совета по щекотливому вопросу, и «высшие силы» шепнули довериться де Ла Мотт. В результате ожерелье было куплено, передано пособникам авантюристки и навсегда исчезло с радаров истории. Его судьба до сих пор вызывает сомнения и провоцирует массу споров.


Вскоре полиции удалось выявить участников преступления. Был проведён суд, и каждый получил по заслугам. Де Вийетта казнили, де Рогана разжаловали, Калиостро изгнали, а Жанну клеймили (причём из-за неловкости палача на её теле появилось две лилии – одна на груди, другая на плече) и упрятали в тюрьму. Вот только женщине удалось бежать и перебраться на другую сторону Ла-Манша. Тут-то и началось самое интересное.


История с приснопамятным ожерельем въелась в сознание голодающего народа. Мания королевы к драгоценностям стала притчей во языцех. Многие не верили, что лично Мария-Антуанетта не была замешана в грязном деле. А даже если нет, она всё равно любила шиковать, пока другие пухли с голоду. Во всяком случае, она вполне могла бы провернуть нечто подобное, если бы додумалась.

Воспользовавшись сумятицей, Жанна написала мемуары, в которых разговор шёл не о ней, а о королеве, да столь фривольный, что оставалось лишь дивиться. Сколько в словах графини правды, а сколько вымысла, потомки никогда не узнают доподлинно. Однако Мария-Антуанетта была готова на всё, чтобы добраться до скабрёзных записей и уничтожить их.

Она посылала свою подругу, мадам де Полиньяк, чтобы та провела переговоры с Жанной, предлагала беглянке денег, подсылала к ней убийц, что в итоге вынудило графиню прыгнуть из окна и то ли умереть всерьёз, то ли инсценировать свою гибель (учёные тут расходятся во мнениях).

Но всё оказалось тщетно. Мемуары были опубликованы, разошлись, как бесплатные пирожки в голодный год, и ещё больше разожгли ненависть толпы.

Памфлет, также сочинённый Жанной де Ла Мотт, декламировали во время революции на каждом углу. Он был очень оскорбителен и выражал ту ненависть, которую питала графиня и каждый, кто произносил стишки вслух.


Возможно, если бы не эта катавасия, сомнительная с точки зрения морали и до конца не изученная, пожар удалось бы затушить, найти некоторый компромисс между людьми и властью.

Вот только скандал вокруг таинственного ожерелья, событие вроде бы не такое уж значительное, не получилось ни замять, ни умолчать о нём, ни нивелировать его последствия.

В итоге мы имеем ту историю, которую учим в школе, а не другую, где Бурбоны, возможно, до сих пор сидели бы на троне.

МТЛ

О, такая чудесная книга в тему!