Интервью с лидером продаж: Нина Романова

Медицина — штука прагматичная и материалистичная. Литература — вещь возвышенная и одухотворенная. Можно ли совместить землю и облака? На этот вопрос нашла ответ Нина Романова на страницах серии книг «Повести в белых халатах». Творчество автора, рассказывающего о медицине, любви, человеческих взаимоотношениях, актуальных проблемах современности, нашло немало поклонников. В частности, книга «Парашюты и парашютисты» — история о врачах и скайдайверах, развивающаяся в Канаде, стала самой продаваемой книгой по версии интернет-магазина «#Книга» в этом апреле.

Наш корреспондент пообщался с Ниной, надеясь узнать, как создавалась серия книг, кто стал прообразами ее героев и скоро ли мы встретимся с любимыми персонажами снова.

Екатерина: Здравствуйте, Нина! Прежде всего позвольте Вас поздравить: Ваша книга «Парашюты и парашютисты» заняла первое место в Топ-продаж по версии интернет-магазина «#Книга». Как Вы считаете, что обеспечило популярность именно этой книге?
Нина: Спасибо большое вам за поздравления и читателям за интерес к моему творчеству. Без лишней скромности скажу, что «Парашюты и парашютисты» — на самом деле очень интересная книга, над которой можно поразмышлять, посмеяться и поплакать. Я получила большое количество отзывов, все мои друзья, кто прочел «Парашюты», обязательно хотели поделиться впечатлениями. Это именно то, к чему стремится автор: у разных людей история пробуждает разные чувства, но равнодушным не оставляет!

Екатерина: «Парашюты и парашютисты» — часть серии «Повести в белых халатах». Откуда взялась идея написания цикла?
Нина: На самом деле идеи о цикле не было. Первыми я начала писать «Парашюты», но, написав одну главу, отложила «в долгий ящик». Книга о медиках тоже задумывалась давно, и изначально «Узистка» была просто набором врачебных историй. Такой она и оставалась до тех пор, пока не попала к вам, Екатерина, в руки. Вы в своей рецензии сказали, что история требует продолжения, что было бы интересно узнать о героях больше. Так состоялась первая книга. Закончив «Узистку», я не предполагала, что напишу что-то еще с участием тех же действующих лиц. Вообще в тот момент у меня был очень сложный период в моей личной жизни, казалось, все рушится и теряется смысл. Я поменяла работу, переехала, сняла маленькую комнату и на время превратилась в отшельника. Однажды я пришла с работы, закрылась в своей келье и взяла ручку с блокнотом. Через час я отправила своей подруге первую главу «Терапевта» на первую читку. И как-то так случилось, что, начав писать о Теткине, я не могла уже остановиться. Теткин лучше всякого лекарства вытягивал меня из депрессии. «Терапевт» был написан от начала до конца за пару недель (при этом я продолжала работать 9 часов в день). И это была книга, которую вы приняли сразу, без отправки назад с пометкой «нужно дописать».
Но даже тогда я еще не поняла, что это будет серия. Справившись со стрессом, приняв перемены и вернувшись к нормальной жизни, я вспомнила про «Парашюты». Одна глава была написана, и я отправила ее на читку подруге (о ней я рассказывала в своем блоге: прототип Ирины Костиной в моей серии — первый читатель и критик всех моих творений). К моему разочарованию, она ответила: «Не цепляет». Я сначала расстроилась, но потом поняла, что просто рассказ о парашютистах — это не совсем «мое», потому что парашюты не стали увлечением всей моей жизни. А значит, как и в жизни, они должны стать частью. И вот здесь уже возникло понимание — это СЕРИЯ! Я была очень воодушевлена тем, что мои герои будут жить дальше. Так началась эта книга.

Екатерина: В аннотациях к Вашим книгам всегда указывается, что истории не вымышленные. Значит ли это, что каждое событие имело место в реальности? Или сюжет написан по мотивам реальных событий? Как отнеслись люди, ставшие прообразами героев, к тому, что попали на страницы литературного произведения? Узнали ли они себя?
Многие истории взяты из жизни практически без изменений, однако «разыгрывают» действие другие персонажи. Например, в «Парашютах и парашютистах» погибает муж Таси. На самом деле прототип Криса, слава Богу, жив и здоров, до сих пор создает костюмы для скайдайверов и сам продолжает летать. Но история о гибели бейсджампера не выдумана: в реальной жизни на соревнованиях в Китае погиб наш друг... И так практически все истории: имена, события и место действия перепутаны. Многие герои имеют свои прототипы, кто-то об этом знает, например, уже упомянутая мной «Ирина Митрофановна». Она согласна быть участником моих произведений, за что я очень ей благодарна. Прототипы есть у Кунцевой, Карасевой, Малакова, Антонова, Новикова, Сирина, Запрудиной... Сама я «разрываюсь» между Лето, Тасей и Лужиной. Так получилось, что уложиться в одну героиню я не смогла. :-)

Екатерина: Какова главная мысль, которую через эту историю Вы хотели донести до читателя? А что на счет всей серии?
Нина: Когда я начинала писать о парашютах, мне хотелось просто рассказать о бесстрашных людях, поразивших меня своим жизнелюбием! Кто-то может подумать, что любовь к жизни должна проявляться в осторожности, в необходимости продумывать и просчитывать каждый шаг, умении оградить себя от проблем и избежать риска. Наверное, я тоже так думала. Мир парашютов в корне изменил мое мировоззрение, отношение к людям, к событиям, проблемам... Любовь к жизни — это прежде всего оптимизм, это желание попробовать то, что на первый взгляд кажется недоступным и невозможным, это умение бросить судьбе вызов, не растеряться в момент испытаний, не испугаться нового и не потерять свое лицо, когда достиг вершины. Жизнь таит в себе много сюрпризов. Испытанием является не только беда: зачастую успех становится еще более серьезной проверкой — сможешь ли ты остаться человеком, сможешь ли ты, поднявшись над облаками, разглядеть тех, кто собирал тебе парашют и учил летать, сохранишь ли в своем сердце любовь, уважение и благодарность. Так из обычной истории о парашютах родилась идея рассказать, что никогда не поздно начать сначала, что новую главу жизни можно начать писать с чистого листа и в пятьдесят. Главное — верить в себя, любить жизнь и иметь рядом надежных и верных людей: «...Все мы на определенном этапе жизни становимся парашютистами... и парашютами...»
Вся серия — это прежде всего рассказ о врачах, отсюда и название «Повести в белых халатах». Но идея та же — оптимизм, жизнелюбие и любовь спасут мир. Но кто же главный врач? Кто излечит, исцелит? Об этом, как заключительный аккорд, сказано в «Главном враче».

Екатерина: Какую книгу серии Вы могли бы назвать самой важной и почему? Какое место занимают «Парашюты и парашютисты»: насколько важна эта часть?
Нина: Мне очень сложно выделить, какая книга является главной. Книги для автора как дети — они могут быть успешными или нет, но остаются любимыми для того, кто их создал. Каждая книга важна для раскрытия характеров героев. «Парашюты» стоят немного особняком, потому как это не совсем медицинский роман. Да, врачебная тема проходит красной нитью, но не является основной. «Парашюты», пожалуй, как никакая другая книга в серии, показывают медиков с чисто человеческой стороны, если можно так сказать, помогают увидеть, что они, как и все мы, встречаются в жизни со многими трудностями, несчастьями, необходимостью принимать решения. Главное при этом — не очерстветь, не потерять человеческое лицо и верить в лучшее.

Екатерина: Вы, как и главная героиня истории, являетесь врачом, живете в Канаде. Можно ли считать, что повесть автобиографична?
Нина: Как я упомянула ранее, свой образ я «уложила» в трех героинях — это Нина Лето, Тася Пышная и Саша Лужина. Пожалуй, в Лужиной меня меньше всего: я использовала ее для рассказа о первых прыжках, о знакомстве с удивительными людьми — скайдайверами, о Флориде, в рассуждениях о жизни ... Тася близка мне по темпераменту, в ее истории я рассказала историю своего замужества, которое занесло меня в Штаты и подняло в небо. Но основная героиня, написанная «с меня», — Нина Лето. Сначала я даже не изменила фамилию, и в первоначальном варианте она была Романова. Но вскоре я поняла, что история не биографична, что она основана не столько на событиях из моей жизни, сколько на чувствах и эмоциях. События же собраны как пазл из разных историй, не только моих.

Екатерина: Как адаптироваться эмигранту с наименьшими потерями? И стоит ли игра свеч?
Нина: Ответ на этот вопрос может уложиться в целую книгу. И не одну. Жизнь отличается очень. Я даже не стану начинать, потому как рассуждения заведут меня в дебри, далекие от темы нашего интервью. Повторюсь, процитировав мой рассказ о себе в моем авторском блоге: «Самое лучшее представление о том, что такое иммиграция, дает, как ни странно, анекдот, в котором говорится: «Не путай туризм с иммиграцией». Если кто-то иммигрирует с целью решить какие-то проблемы, — вряд ли такой человек получит удовлетворение и достигнет этой цели: на смену одним проблемам придут другие, порой еще более труднорешаемые. Иммиграцию может осилить только человек, который решился на это с целью бросить себе вызов, вырваться из рутины, с целью поиска себя и смысла жизни. В этом случае иммиграция может оказаться великолепным «терапевтическим» процессом, избавляющим от иллюзий, скуки и бессмысленности существования».

Екатерина: Александре — пятьдесят. Она влюбляется, ходит на вечеринки, прыгает с парашютом. Выходит, в пятьдесят жизнь только начинается? Какие плюсы у этого возраста по сравнению с тридцатью или двадцатью годами?
Нина: У каждого свой возрастной ценз. Кто-то выходит замуж в 16, кто-то в 50. Все зависит от темперамента, ну и, конечно, жизненных обстоятельств. Я никогда не думала, что мой первый брак будет не единственным. Никто не выходит замуж с мыслями о разводе и новом замужестве. Но жизнь не всегда складывается в соответствии с нашими планами. В 50 люди, как правило (хотя не всегда), понимают, чего и в каком виде они хотят получить от жизни. Уже есть опыт, и пыл немного охладился, а потому решения принимаются более продуманные и трезвые. Об этом рассуждает главная героиня. Мне кажется, главное — понимать, что никогда не поздно изменить свою жизнь, если она тебя не устраивает, — не нужно винить других в своих неудачах, нужно поменять себя. Для этого вовсе необязательно разводиться, создавать новую семью. Боже упаси! Если вы счастливы с партнером (в семье или бизнесе — не важно!), берегите это счастье — нет ничего более ценного, чем надежные люди, проверенные испытаниями, и отношения, просеянные через сито времени. Новое начало — это может быть все что угодно: более здоровый, спортивный образ жизни, новое хобби, новое место жительства... Просто в 50 легче определиться с самим собой, чем в 20. Плюс дети, если они есть, уже подросли, карьера, если планировалась, состоялась, и, наконец, появилось время для себя любимого. Нужно только не терять это время, потому как оно бежит гораздо быстрее, чем в 20.

Екатерина: Героиня придерживается психологии чайлд-фри. Как Вы относитесь к этому популярному сегодня явлению? Откуда оно берет корни? Сохранится ли в ближайшей перспективе?
Нина: Я абсолютно уверена, что дети не должны рождаться только потому, что это соответствует стереотипам, потому, что пришло время. Улучшить и укрепить отношения с помощью детей тоже практически невозможно. Hапротив — они, как лакмусовая бумажка, проявят все слабые места в браке и станут тяжелым, порой непреодолимым испытанием. Радость приносят дети, рожденные в любви, дети желанные. В наше время сумасшедших скоростей и безграничных возможностей многие молодые люди предпочитают заняться карьерой, путешествовать, развиваться как личность. Они не видят для себя возможности совмещать свои планы с ролью родителя. Они не чувствуют потребности иметь детей и не готовы взять на себя эту ответственность. Я не вижу в этом ничего страшного. Главное — быть честным с собой и с партнером. Лучше быть бездетным, чем растить ребенка в несчастливой семье. Мое глубокое убеждение, что несчастливые родители не могут вырастить счастливых детей. Я очень надеюсь, что поколение наших детей будет более счастливым, чем наше. Тогда желанных детей станет больше! Сегодняшнее поколение, на мой взгляд, испытывает дефицит любви: родители, захваченные процессом борьбы за мир во всем мире, не научились быть счастливыми в семье, не научились любить своих детей, не научились проявлять свои чувства и говорить о них. У нас в ХХ веке не только не было секса в стране, у нас был страшный дефицит любви. Сегодняшнее поколение, как мне кажется, уже обнаружило эту прореху, что является первым шагом к тому, чтобы ее залатать. Как только они поймут, что главное в жизни — Любовь (к родителям, которые их вырастили; детям (не обязательно своим), которые нуждаются в поддержке; стране, в которой они живут; делу, которым заняты; друзьям, которые верны; книгам, которые читают; планете, которая дает жизнь всему) — они станут учиться этому важному и необыкновенно трудному чувству. Вот тогда наши дети сознательно захотят стать родителями, чтоб отдать свою любовь и научить любить.

Екатерина: Сколько всего книг планируется в серии? Когда читатели смогут познакомиться со всеми?
Нина: В 4-й книге «Главный врач» я собрала воедино всех героев, я думала, что на этом история закончена. Но без них моя жизнь лишилась чего-то очень важного. Я постоянно думаю о том, как живется Нине Лето с Сиротиным, как растет маленький Марик, чем занимается Кунцева... Скажу по секрету, уже написано несколько глав новой повести... Хотя я еще не решила, кто же будет в ней главным героем, но одно уже ясно: предыдущие книги были о Медицине и Любви, новая будет о Любви и Медицине.

Екатерина: Спасибо, Нина. Будем ждать Ваших новых книг и надеяться. А тем произведениям, которые уже вышли, хочется пожелать легкого пути к успеху.