​Эдуард Асадов: драмы, трагедии, признание, любовь

9 сентября 2019



Официальное признание и народная любовь – не одно и то же. Бывает, творческого человека знает каждая домохозяйка, о нём с восхищением шепчутся сотрудники офисов, с уважением говорят на дежурствах врачи, на переменах с придыханием обсуждают учителя, но критики и искусствоведы лишь многозначительно поджимают губы. Примеров тому можно привести множество. Есть они и среди гениев, которым долго пришлось искать официального признания: художники, музыканты, актёры, и, конечно, писатели. Сложно складывались взаимоотношения с влиятельными коллегами и у Эдуарда Асадова.


Как только не называли этого человека многочисленные рецензенты. Самым безобидным и распространённым стало определение «поэт для кухарок». Оно прилипло к Асадову благодаря тому, что его творения были близки и понятны каждому человеку: студентам, разнорабочим, тем самым кухаркам. Томики его стихов, стоило им появиться в магазинах, мгновенно разлетались. 

Никто и никогда не предполагал изучать их в школе. Но вряд ли удалось бы отыскать хоть одного старшеклассника, двоечника или отличника, который не процитировал бы Эдуарда Аркадьевича на память, да при том без единой ошибки. Зато члены творческих союзов частенько поворачивались к Асадову спиной и даже придумали особый термин – «асадовщина», который применяли к слишком простым, по их меркам, стихам. Для примера: Евгений Евтушенко не включил произведения Эдуарда Аркадьевича в огромный фолиант под названием «Строфы века».


Конечно, далеко не во все периоды творческой жизни поэта он вступал в диссонанс с пишущим сообществом. Случались у него взлёты, когда казалось, что не осталось в огромном СССР ни единого человека, который не восхищался бы прекрасными стихами.


А между тем трудно даже вообразить, как этот талантливый человек добился своей цели. Как стал гением, словам которого внимала вся страна. В 1944 году, когда шли бои за Севастополь, Эдуард, едва разменявший двадцать один год, вместе с товарищами должен был доставить солдатам боеприпасы. Ему пришлось выйти из машины, чтобы указать водителю верный путь. Рядом разорвалась мина. Осколок попал в голову молодому человеку. До базы Эдуард довёл солдат, а потом потерял сознание. Очнулся он через несколько суток и больше никогда ничего не видел. Отныне у него не было ни глаз, ни переносицы, что обрекло его пожизненно носить чёрную повязку на лице. Врачи недоумевали, как парень выжил. Видимо, помогли молодость и крепкое здоровье.


Несмотря на ужасную ситуацию и отчаяние, которое захлестнуло его в первый момент, Асадов сумел справиться с собой и продолжить жить дальше. Он окончил Литературный институт им. Горького, нашёл наставника в лице Корнея Чуковского, добился того, чтобы его произведения печатали в коллективных изданиях, на страницах газет и журналов, а позже издавали в формате авторских книг. Он дважды был женат, при этом обе его супруги безмерно любили Эдуарда, были актрисами и настоящими красавицами. Много романтических произведений посвятил поэт этим женщинам. Стихи эхом отозвались в миллионах сердец.


Читать критику, которую некоторые высказывали в адрес творчества Асадова, очень больно. Впрочем, какое это имеет значение? Талант проверяется временем, а ценность произведения искусства узнаётся после смерти его создателя. Сумеет ли оно пережить его? Если да, то уже неважно, что где-то когда-то сказал тот или иной дядя. Главное, что человек увековечил своё имя и сумел добиться единственно возможного бессмертия.


Поклонникам современной поэзии, написанной простым и доступным языком для читателя, ищущего строки, созвучные мелодии его души, советуем обратить внимание на творчество Андрея Коровёнкова, в частности, на его новую книгу «Время – не деньги».