Беседа с писателем: Марина Зейтц

Каждый год в третье воскресенье июня Россия отмечает особый праздник – День медицинского работника. Он посвящен людям, спасающим чужие жизни. Каждый день они, словно супергерои, выходят на работу и погружаются в водоворот чужой боли и чужих проблем. Им приходится быть сильными, понимающими, терпеливыми, ответственными, уметь рисковать и быстро принимать решения. День медика отмечают не только врачи, но также медсестры, ученые, занимающиеся исследованиями в околомедицинских областях, и другие специалисты, задействованные в отрасли.

Издательство «Союз писателей» от души поздравляет медиков с их праздником. Наш корреспондент встретился с писателем и врачом Мариной Зейтц, автором книг «Планета Бур», «Моя узорчатая жизнь», «Женщина и весна», «Дом на берегу» и других, чтобы узнать чуть больше о медицине, околомедицине и их возможностях, о здоровье души и тела, а также о том, как эта профессия сочетается с писательством. 

Екатерина: Здравствуйте, Марина. Поздравляю Вас с профессиональным праздником. Почему в качестве дела своей жизни Вы выбрали именно медицину? Вас не пугали трудности, которые связаны с этой профессией? Не страшила ответственность?
• Марина: Медицину я выбрала оттого, что дважды не смогла сдать экзамены в университет – недобрала баллы… Я хотела поступить на биофак и стать биофизиком – тогда это была модная специальность, а я занималась вопросами биолокации при университете. В моей семье все врачи, и я от отчаяния решила подать документы в педиатрический институт. Там уровень требований был намного ниже – поступила без проблем.

Екатерина: Были ли у Вас сомнения в выборе специальности? Если не врачом, то кем Вы могли бы работать?
• Марина: Частично я уже ответила на этот вопрос. Сомнения были и во время обучения, а закончив медицинский институт, я поняла, что традиционная медицина меня, к сожалению, не привлекает. Я отработала 3 года на станции «Скорой помощи», а потом поступила в ординатуру. И тут мне попались курсы по нетрадиционным оздоровительным методикам. Я одновременно с учебой стала их посещать и очень увлеклась. Закончила ординатуру, стала пульмонологом и начала применять нетрадиционные методы при лечении бронхиальной астмы. Получалось! Ко мне стали ездить больные со всего района. Так я нашла свое призвание…

Екатерина: Что самое важное в медицине?
• Марина: Я считаю, что главное – увлечение, творческий подход. Нужно уметь «болеть» вместе с пациентом, понять его недуг, найти ключ к излечению… Индивидуальный подход, а не лечение «по схеме».

Екатерина: Каждый ли человек может стать врачом или есть какие-то ограничения? Какие меры можно было бы предпринять, чтобы исключить появление так называемых случайных людей в медицине?
• Марина: Не всякий может общаться с нездоровыми людьми, их родственниками, с родителями больных детей. Врач должен быть своего рода артистом, гипнотизером, психологом. К примеру, я многие методики проверяла на себе, чтобы убедиться в их действенности. Врачу должны безоговорочно верить, и тогда он может лечить даже без лекарств. Я пришла в медицину случайно, но смогла найти свое призвание. А есть те, которые идут намеренно, но их намерения не всегда полезны людям.

Екатерина: В чем Вы видите будущее медицины? Есть ли шанс победить страшные болезни, например онкологию? Возможно ли хотя бы в теории добиться столь долгой жизни, чтобы можно было говорить о бессмертии?
• Марина: На смену одним болезням придут другие, если не будет внутренней и внешней гармонии. Но это все теории нетрадиционных практик, с официальной медициной они не стыкуются (почти). Я не против, чтобы инфекции лечили антибиотиками, это разумно, но увлекаться залечиванием всего и всякого нельзя. Нельзя убирать симптом – он отчаянно сигналит, что в организме что-то не так… Ведь сколько лет твердят – лечи больного, а не болезнь, но никто всерьез этого не делает. Прими таблетку – все пройдет, это прочно сидит в сознании. А еще, как ни странно, болезни порождает лень, желание найти легкий способ сейчас, в данный момент, а заняться собой капитально некогда… Потом бывает поздно. В теории добиться можно чего угодно, но на человека влияет множество факторов… Бессмертие – это утопия, хотя можно, конечно, последовательно заменять все «детали» организма, и такой монстр будет жить вечно. Только зачем? К долгожительству нужно стремиться, но к разумному, от которого будет польза обществу, людям.

Екатерина: Вы не только врач, но и писатель. Медицина – из области материального, а писательство – из области духовного. Как Вам удается сочетать одно с другим?
• Марина: То, чем я занималась в последнее время, кинезотерапия, кинезиология – это лечение посредством движения. Очень обширная область, требующая знания теории, огромного практического опыта и при этом интуиции, опирается на единство понятий тело – разум – дух. У нас в стране очень мало применяется, к сожалению. Остеопатия, мануальная терапия, массаж, различные гимнастики помогают воссоздать единую гармонию. Как раз в них-то материальное сочетается с духовным… Я убеждена – другого пути нет.

Екатерина: Среди классиков и современных авторов много врачей. Булгаков, Чехов, Лукьяненко, Пехов... список можно продолжать до бесконечности. Как Вы считаете, с чем связано такое стремление докторов писать?
• Марина: Вероятно, с тем, что врачам приходится выслушивать много жизненных историй, наблюдать различные конфликты и проявления истинных страстей. Ведь в критической ситуации (болезнь) все чувства обнажены.

Екатерина: Нужны ли книги и фильмы о врачах? Все ли в них показывают правильно с морально-этической точки зрения? Есть ли что-то недопустимое?
• Марина: Сложно сказать. Я такие фильмы особо не смотрю, не люблю. Но думаю, что нужны, люди должны видеть, какая это сложная профессия. Мне кажется, не стоит показывать всю врачебную «кухню», жаргон, специфические шутки и прочее. Это уже, так сказать, внутрипрофессиональное, защитная реакция на тяжелые, иногда очень травмирующие психику издержки профессии. Порой без этого нельзя. А вот показывать с экрана в этакой небрежной, показной манере, думаю, не стоит.

Екатерина: Какие произведения на тему медицины Вы могли бы выделить как удачные? Пробовали ли сами писать книги о врачах?
• Марина: Затрудняюсь ответить, особенно о современной медицине. Я врач несколько не типичный, поэтому мало вращалась в медицинских кругах. У меня был неплохой контакт с врачами-пульмонологами, они ко мне иногда направляли своих пациентов, когда традиционные методы не помогали. Я написала две методички – о проведении дыхательной гимнастики у больных с бронхиальной астмой и о формировании оптимального двигательного стереотипа у новорожденных детей.

Екатерина: Есть ли в Ваших книгах моменты, которые Вы заимствовали из своей профессиональной жизни? Возможно, истории людей, которых Вы встречали? Трудности, с которыми им доводилось сталкиваться?
• Марина: Скорее нет, чем да. И, в то же время, именно занятия с детьми и общение с их родителями помогают осмыслять многие жизненные проблемы изнутри. Видишь много людей, беседуешь с ними, много ситуаций и разных впечатлений. Иногда к написанию рассказа или повести подталкивает что-то не вполне определенное, я ведь всегда придумываю сюжет, но в «базе» – все то же: накопленный опыт.

Екатерина: Что бы Вы могли пожелать в этот день своим коллегам? А их пациентам?

• Марина: Коллегам – чувствовать, что дело, которым ты занимаешься, – это то, что никто другой так хорошо сделать не сможет. Любить свою работу, несмотря на трудности и риск. Самое приятное – это когда тебе звонят и говорят: «Когда-то давно, когда я был маленьким, Вы вылечили меня. Я хочу, чтобы вы лечили теперь моих детей». Ну, а пациентам можно пожелать только одно – выздоравливайте! И не болейте больше никогда.

Екатерина: Спасибо, Марина, за интересную беседу. Думаю, с Вашей помощью читатели смогут расширить свои представления о медицине как о науке и, возможно, пересмотреть свои представления о своем здоровье и способах лечения.