Беседа с писателем: Григорий Тер-Азарян о цирке

Цирк — это целый мир, загадочный и манящий. Никто толком не знает, что происходит за кулисами, мало кто задумывается — какие трудности приходится преодолевать актерам, чтобы всего на несколько минут выйти на сцену и заворожить зрителей своим мастерством. Многие трюки опасны. Они лежат на грани человеческих возможностей. Другие требуют особого дара — умения общаться с животными, доброты и терпения. И даже клоуны, чья работа кажется нам проще, на самом деле ежедневно совершают настоящий подвиг. Вот только представьте, каково смешить других, когда ты не выспался, у тебя проблемы или просто болит голова? 
Совсем недавно, 21 апреля, прошел Международный день цирка, который в 2009 году предложила отмечать Европейская цирковая ассоциация. В связи с этим мы решили прикоснуться к волшебству, которое дарят нам клоуны, акробаты, канатоходцы, почувствовать себя снова детьми и попробовать выяснить, как рождаются цирковые сказки и волшебство. Наш корреспондент встретился с автором книги «Клоун» Григорием Тер-Азаряном и задал ему несколько вопросов.
Екатерина: Здравствуйте, Григорий Иосифович. Сегодня, 21 апреля, — Международный день цирка. Одна из Ваших книг, которая называется «Клоун», посвящена этой теме. Вы любите цирк?
Григорий Иосифович: Цирк очень любил в детстве и молодости, когда там бывал с детьми. Потом было не до цирка, в стране начинался такой грандиозный цирковой спектакль, что куда там Ю. Никулину или Карандашу было угнаться за Горбачевым.
Более десяти лет назад здание цирка разрушили, сейчас возводят новое. Но не уверен, что пожелаю туда пойти. Все изменилось...

Екатерина: Есть ли какая-нибудь смешная история из Вашей жизни, связанная с цирком?
Григорий Иосифович: Конечно, есть. Вся наша жизнь последние тридцать лет — непрерывный цирковой спектакль. Смеешься до колик, видя различных клоунов, эквилибристов, канатоходцев. Один Трамп чего стоит. Эталон рыжего.

Екатерина: Цирк — это своего рода волшебство, по крайней мере, в глазах детей. Верите ли Вы в чудеса? Какими они бывают в реальной жизни? Случались ли с Вами?
- Верю ли я в чудеса... Да, верю. Бывали ли они со мной? Да, бывали. В 92-м году трижды, в разное время, давали по мне очередь из автомата. Приезжал патанатом, чтобы фиксировать мою смерть, а я жив. Сами посудите, чудо это или нет.

Екатерина: Магия, колдуны, заклинания — сегодня все это есть не только в сказках, но и во взрослых книгах. Как Вы относитесь к этой тенденции? В чем главное отличие детских чудес от взрослых?
- Детские чудеса — чистые чудеса, они несут добро неиспорченных душ. Чудеса взрослых — создание чудесных новых видов оружия по уничтожению людей.
Что касается колдунов, магов и т. д., это только подчеркивает состояние общества, которое бежит от страшной реальности и готово верить любым шарлатанам.

Екатерина: Как Вам в голову пришла мысль стать писателем? Когда Вы впервые написали книгу для детей? О чем была та история? Было ли в ней волшебство, фокусы? Опубликована ли она сейчас?
- Я стал писать, когда тяжело болел, и врачи не давали шансов на жизнь. Я уходил от реальности в мною выдуманный мир. И много, очень много из написанного пропало. Я посылал своим друзьям, они читали, а я стирал файлы.

Екатерина: Был ли автор-сказочник, на которого Вам хотелось быть похожим на заре писательской карьеры? Есть ли такой сейчас?
- Нет, такового не было. Я выше объяснил, почему писал сказки. Но есть много сказочников, которыми я восторгаюсь, тот же Андерсен, Гофман, Бажов. Много прекрасных сказочников. Но могу сказать, чьи сказки не признаю. Оскара Уайльда, они злые. Впрочем, недавно читал, что и сказки братьев Гримм были переработаны, а в первоначальном варианте они были более чем жестокими.

Екатерина: Есть ли в Вашей копилке книги для взрослых?
- Есть. Много юморесок, стихотворений, разных притч.

Екатерина: И все-таки о «Цирке». Какова главная мысль этой книги? Чему Вы хотели научить ребят, когда писали ее?
- Я писал — любите людей, дарите им добро, любите наш мир. Он так хрупок, в нем огромное количество негативной энергии, которую возможно сдерживать и разрушать только любовью к ближнему.

Екатерина: Для кого писалась эта сказка: для детей вообще или для какого-то конкретного малыша? Возможно, герои истории (их прототипы, конечно) живут в реальности и попали на страницы книг, чтобы пережить какие-то приключения?
- Однажды я пошел за внучкой в детский сад. И на стене увидел красочно выполненного клоуна. Он настолько мне понравился, буквально заворожил, что появилась сказка «Клоун».

Екатерина: Чтобы написать эту историю, Вы просто включили фантазию или пришлось углубиться в цирковую тему?
- Только и только фантазия. Учтите, я получил техническое образование, работал и работаю на оборонку. Там очень многое зависит именно от фантазии, от нестандартного мышления. Словом, я неправильный академик в области техники, так как пишу сказки.

Екатерина: Григорий Иосифович, есть ли у Вас творческие планы на ближайшее будущее? Увидим ли Ваши новые сказки и когда?
- Я перестал публиковать написанное. Сейчас не время сказок, сейчас жесткие, жестокие времена. И еще. Дети практически не читают, компьютерные игры делают их рабами виртуальной жизни. А тут мои сказки... Смех...

Екатерина: Григорий Иосифович, спасибо за беседу. Надеюсь, мы все-таки еще увидим Ваши красивые и добрые сказки. Уверена, они очень нужны современным детям. Многие из них еще читают!