Арчибальд Керр. Лучший дипломат в истории XX века глазами Виктора Королева

13 мая 2020

«Писатель — не историк. Он не работает с источниками. Его задача — вжиться в образ своего героя, увидеть мир его глазами, а потом рассказать о том, что увидел. И не соврать при этом, не придумывать того, чего не было и не могло быть. Это обязательно, если пишешь о человеке не просто реальном, а значительном, известном в своё время». 

С таких слов начинается новая книга Виктора Королева «Жизнь и удивительные приключения Арчибальда Керра, английского дипломата». 

Виктор Королев — современный автор романов, чьё творчество базируется исключительно на фактах, одетых в праздничные наряды художественного повествования: «Ах, как хочется живописать рождение сына у Джона Керра! Так и просятся сюда какие-то яркие краски, пряные запахи, истошные вопли чаек, восход мартовского солнца, слюдяные блики на снежных вершинах далёких Грампианских гор и радостный крик старой повитухи…» Он восстанавливает историческую справедливость и вытаскивает из пучин забвения имена значимых политиков, военных, деятелей искусства, которым на страницах учебников истории традиционно уделяется незаслуженно мало внимания. Арчибальд Керр, без сомнения, может быть отнесён к их числу.

Недюжинный ум, большие амбиции, деятельный нрав, благородство и мастерское умение владеть словом, которое Керр называл своим главным оружием, сделали его человеком особенным, но, конечно же, ещё не превратили по определению ни в важную персону, ни в знаменитую историческую личность, ни в героя литературного произведения, написанного через десятилетия после его смерти. Тогда что же заставило Виктора Королева призвать музу, взяться за перо и рассказать современникам о том, кем был, как жил, чем руководствовался неведомый британский дипломат? Ответ прост: поиск истины и стремление показать историю с непривычного ракурса, чтобы читатель мог сделать ряд полезных выводов как о событиях давно минувших, так и о том, что происходит и будет происходить.

Творчество Виктора Королева вообще и эту книгу в частности отличает не только умение выискивать интересные факты, всесторонне рассматривать их вне замыливающих глаз шаблонов и подталкивать к определённому анализу, но скрупулёзное отношение к деталям. Он умело передаёт колорит эпохи, не концентрируясь на каком-то одном моменте из жизни или конкретном событии, а охватывая значимые временные промежутки, за которые развитие личности выбранного персонажа будет заметно. Шаг за шагом писатель проходит по следам Арчибальда, проживает его детство, юность, а позже зрелость. Начало двадцатого века… Первая мировая война: «На всех перекрёстках висели плакаты “Что ты можешь сделать для победы?”. Керру казалось, что солдат с винтовкой спрашивает лично его: “Ты уже записался волонтёром?” Прямо на улицах были открыты пункты, где оформляли желающих воевать. Возле столиков — толпы мужчин». Смутное лихолетье, когда личность Арчибальда Керра выкристаллизовывалась, оформлялись его политические предпочтения, слово становилось всё более серьёзным оружием в его руках, а поиск компромиссов в глобальных вопросах ставился им как единственный способ избежать войны — самого страшного бедствия, какое только можно представить. И в этом он имел возможность убедиться на собственном опыте, что не забыл отразить в книге Виктор Королев. И, наконец, Вторая мировая война… самая тёмная, самая кровавая страница в истории… У каждого периода своя атмосфера, свой особый дух. И Виктору Королеву удалось отразить это различие, показывая мир глазами человека, в которого он сумел волшебным образом преобразиться.

И всё же война не была остановлена. Политические уловки и дипломатия не помогли. Слова оказались бессильны. Почему тогда сегодня нам нужно читать о несостоявшемся миротворце Арчибальде Керре? Чтобы увидеть тот вклад, который внесли в судьбу России политические деятели из других стран, не спешившие записать себя в число врагов Союза: «Спасаясь от нервного срыва, Керр сразу же улетел в Лондон. Вот там настоящие и проверенные друзья. Там он однажды выступал по Би-би-си с пятнадцатиминутной речью на трёх языках, призывая европейцев по-другому посмотреть на Советский Союз». Чтобы оценить, какова роль убеждения, силы слова, возможности большого ума, когда дело касается поворотных точек в истории. Ведь — и это читатель усвоит очень хорошо — без стараний и невероятных усилий людей, подобных Арчибальду, история, какой мы знаем её сейчас, могла бы показаться сказкой в сравнении с ужасами, коих удалось избежать именно благодаря таким вот практически позабытым ныне деятелям, применившим свои многочисленные знания, таланты, навыки, знакомства и всевозможные средства коммуникации, чтобы попытаться убедить и даже переубедить хоть кого-то, изменив всего лишь полутона в общей палитре, неразличимые невооружённым глазом. Но разве этого мало?