Каталог товаров
0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
Печать

СКАЗ о древнейших временах (О земле Сибирской слово). Елена Долгих

5.001
В избранноеСравнение
Артикул: 978-5-00073-307-3
115 Р
-+Купить
Программа "Новые имена современной литературы"
  • Обзор
  • Характеристики
  • Отзывы (1)
  • Читать фрагмент

Сибирь - это не только настоящая сокровищница, которая позволяет жить целой огромной стране, занимающей одну шестую часть суши, но и кладезь тайн и загадок, которые по сей день остаются неразгаданными. Если спросить у того, кто живет на западе от Урала, что из себя представляет этот удивительный край, можно получить самые разные ответы, но вряд ли они будут правдивыми и достоверными. Да и как может быть иначе, если даже сами сибиряки до сих пор не сумели проникнуть во все тайны своего дома?

В новой книге "Сказ о древнейших временах" Елена Долгих попыталась раскрыть некоторые секреты своей Родины, уходящие корнями в стародавние времена. Она собрала и записала для потомков передающиеся из уст в уста предания о Медовой Бороде, Почереде, Моряне, Золотой Бабе и прочих героях, о которых говорить принято поздней ночью, когда вокруг не слышно шума цивилизации, а в каждом шорохе мерещится нечто загадочное. И конечно, в этих сказаниях всегда присутствуют простые люди. Им довелось столкнуться с неведомым и невероятным, проявить свое мужество, доблесть и широту души, преодолеть препятствия и пережить испытания, которые другим только снились, при том не утратив самих себя.
Добро пожаловать в фантастический мир Сибири, где обитают крепкие духом люди, а мифы и легенды оживают на каждом шагу, из сна превращаясь в самую настоящую явь!

АвторЕлена Долгих
Возрастное ограничение12+
Кол-во страниц88
ОбложкаГлянцевая
ПереплетМягкий
ФорматА5
Вес гр.115 г
Год издания2016
ИздательствоИздательство "Союз писателей"

СКАЗ о древнейших временах (О земле Сибирской слово). Елена Долгих отзывы

Средняя оценка покупателей: (1)5.00 из 5 звезд

1
0
0
0
0
Loading...

Вступление

В Сибири существует много сказов, сказаний и сказок о давно минувших временах, когда наши предки только начали заселять этот богатейший край. Наших прародителей окружал неведомый, полный загадок, мир. Они жили в нём, любили его, сумели передать его красоту и неповторимость в устных преданиях. Именно тогда и появились в рассказах на ночь (а может, существовали реально!) Медовая Борода, Почереда, Золотая Баба, Моряна… а рядом с ними – обыкновенные люди, не испугавшиеся испытаний. Те, о которых и сложили впоследствии эти сказы. Какие приключения им довелось пережить? Все ли смогли устоять пред соблазнами и страхами? В чём заключается истинная любовь? На что способен человек ради любви и дружбы? Ответы на эти вопросы вы узнаете, окунувшись в увлекательный мир сказов Сибири. Время, в конце концов, разрушит многое, но останутся сказки, мифы, байки – то, что не умирает никогда, бережно передаваясь из поколения в поколение. В каждой деревне, в каждом селе, рассказанные на свой лад, они, в конце концов, создадут картину мира, в котором жили наши предки и живём мы. И передадут (я верю!) красоту языка Сибири, дух вольницы и бесконечной любви к Родине.

Медовая Борода

Этот сказ про давешние времена. Тогда только-только деревушка наша обживалась. Ну, известное дело, на ту пору, чем лечились – травки всякие пользовали да лесной мёд. В баньке, конечно, парились. Так хворобу и изгоняли. На краешке деревни Марфина избушка стояла. Сам-то хозяин срубил избу да Богу душу и отдал, надорванный он был. Марфа и осталась одна с детками, их семеро было. Подросли, как водится, оженились да замуж повыскакивали, осталась с Марфой дочка младшенькая, Машутка. Заневестилась и в положенный срок просватали её за местного, Антипом звали. Парень видный, работящий. Дети вскорости по избе затопотали. Так и жили себе потихоньку. Марфа толк в травах знала, к ней все тянулись, ежели что. Антип охотник знатный был, из лесу частенько медок таскал. Туески, опять же, хорошо мастерил. Да не попросту там, а узорчато, с думкой! Вот однажды осенью Марфа, как обычно, напоминает ему, что пора, мол, дорогой зятюшка за медком в лес. Тот ничего, собрался и пошёл, дело нужное. А как до мёда-то добирались? Найдут дупло, где пчёлки хорошились, дымком обкурят, одурманят летучий народец и черпают сладкое лекарство. Антип не одну утайку медовую знал, брал-то не всё, а треть, а то и меньше. Чтоб, значит, пчёлок не обижать. И в этот раз добрался он до заметного места, только собрался огня запалить, вдруг слышит голос:
– Посладститься разохотился, Антипушка?
Оглянулся, а в кустах дедок стоит. Сам невысокий, кряжистый, а борода цвета солнышка, слышь-ка, почти до земли кучерявиться. И в этой бороде пчёлки шебаршатся! Антип тут и смекнул, что к нему сам дедко Медовая Борода вышел. Заробел малость, но голос не потерял. Поклонился в пояс и ответствует:
– По добру ли поздорову ли, дедушко?
Тот со строги́нкой в глазах глянул:
– На добром слове всё по-хорошему! И опять за своё:
– По уму ли медок берёшь, Антип?
– Дак треть себе, остальное пчёлкам, а где и четверть беру, чтоб без обиды. Дедок бороду погладил, кивнул.
– Давно за тобой гляжу, знаю, не обижаешь лесной народ. Понапрасну не стрельнёшь, травку, ветку зряшно не ломишь. А по здорову ли Марфа?
– Бог милует! Ну, поговорили так, Антип молчит, ожидаючи. А дедко нагнулся и поднял из травы туесок, поболе супротив Антипина. – Вот, – говорит, – подарочек от меня. На зиму до́лжно хватить.
Антип опять же в ноги кланяется. Разогнулся, а дедка, как и не было! А туесочек-то стоит. Сам сжелта, горит, что солнышко светит, и узор по нему цветочный да с пчёлочками. Мудрёно! Покачал головой Антип, подарок схватил да домой. Обсказал всё Марфе, а та улыбается:
– Помнит меня, однако ж, Медовая Борода! Ты, Антип, никому не сказывай про то, что было.
А среди внучат Марфы девчоночка росла на особинку. Сама не высоконькая, а волос с рыжинкой и глаза, слышь, жёлтеньким посверкивают. Чисто золото! Шустренька на ногу и к бабушке больно льнула. Да и Марфа выделяла её. То ленточку красну в косу ей подарит, то бусёшки выменяет, опять же красненькие. Ну, и прозвали Баской, а то проще, Бася. По имени и не кликали уж! Бася да Бася. Эта девчушка и услыхала разговор о Медовой Бороде, и ну к Марфе приставать: «Обскажи, бабушка, что да как!» Та с поначалу отнекивалась, а внучка и так и этак ластится. Ладно, уж, слушай!
Живёт по лесам Сибирским народец, что за тайгой-лесом присматривает. Кто, значит, за озёрами, кто за реками, а кто и за пчёлками. Медовая Борода, как раз и есть пригляда за медовым богатством. Ежели сам он не покажется, то ни в жисть его не углядишь средь леса. Росточку небольшого, но крепенький, а по летам завсегда в одной поре – дедушкой всем видится. Какой похитник объявится на пчёлок, к примеру, мёд хапает с излишеством, он на это тут же укорот найдёт. А коли человек по ладному себя ведёт, с почтением к лесу, то и дедко всенепременно поможет. Наведёт на дупло с таким медочком, что от одной ложки человек оклемается, если болен чем.
Ну, поговорили они. Дальше всё своим чередом пошло. Марфа по хозяйству суетится. Известное дело, когда семья большая, на месте не засидишься. То одно, то другое, а там и ночка в окно стучится. День за днём зима прокатилась, с крыш закапало, повеселел народ – дело к теплу. Да случилась беда. Мальчонка, пострел соседский, на реку побёг, надёргать рыбицы на ушицу, да под лёд-то и ушёл. Антип на ту пору из леса возвращался. Кинулся за ним, спас. Пострелёнок быстренько оклемался, а вот Антип занедужил. Марфа и так и сяк бьётся, ничто не помогает. Ну, ясно дело, медку-то нет, закончился подарок лесной. Вышел весь на ребячьи болезни. Тут Бася и говорит:
– Бабушка, а ну как, сходить к Медовой Бороде, да попросить медку? Нешто откажет? Та принахмурилась да и кивает:
– Придётся, видать, на поклон идти. Но сама я не дойду, ноги не те, а ты больно мала.
– Да где же мала? – вопросит Бася. – Мне уж десятая зима! Пусти, родненькая, тятя не выдюжит! Марфа призадумалась. Дедок так просто не покажется и найти его не всякий сможет. Кивнула внучке. Пошептались они, старушка рассказала, как добраться до заветного места и какие слова сказать, чтоб откликнулся Медовая Борода. На утренней зорьке сунула Бася краюху хлеба за пазуху, на лыжицы встала и в лес задками отправилась. Идёт шустро, знамо дело, до ночи надо воротиться, потому, как волки по ночам лютуют. Хоть и на тёплое свернула зима, а сторожиться надо. В тайгу как зашла, сразу хлебушка отломила кусочек, на пенёк положила – улестить, вишь, хозяина. Чтоб не водил зазря. А то не ровен час, заплутаешь! Далее пробирается, головёнкой по сторонам вертит, заметки выглядывает. В тайге-то скоренько можно обмануться и с концами пропасть. Тятя её не раз брал с собой, не так далеко, правда, но она приметливая, запоминала всё, что видела. Хоть и споро шла, а по сторонам всё ж оглядывалась. Там деревце на особинку ветками в сторону, тут полянка с рябиновыми кустами. То след лисы поперёк пути вяжется, то заяц петельки оставил. Заприметила, что птичка неподалёку лётает. То вспорхнёт слева, то справа голос подаст. Бася за ней поглядывает. Видать, не проста птичка, ох, не проста! От самой деревни провожает. Долго ли коротко, добралась до нужного дерева. Вроде, и птичка-спутница не кажется более. Поворотилась, как бабка сказала на все стороны, поклоны отбила, да и говорит:
– Медовая Борода, за тобой правда всегда. Сделай милость, покажись, с Басей малость подружись!
Сказала и примолкла. Смотрит, нет ответа. Всё повторила ещё раз. Тут вдруг дерево и распахнулось, ровно дверка. А оттуда тёплышком пахнуло. Бася смотрит, ступеньки изукрашенные вниз ведут. По бокам уступчики и всё, понимаешь, будто солнышком светит. Девчоночка лыжи к деревцу прислонила и внутрь вошла. А за спиной всё и захлопнулось. Спустилась она вниз, а там горница деревянная. Ладненькая кровать стоит, стол, как положено, и креслица вокруг, всё, знамо, из дерева. На столе посуда резная, наполненная мёдом разным. Слышит голос за спиной:
– Устала, поди? Садись, поешь медку.
Она обернулась, увидала Медовую Бороду, заробела малость. Ну, ясно дело, недолетка ещё! Однако хорохорится, виду не подаёт, что в испуге. Присела чинно, хозяина ждёт, чтоб первым из чашки черпанул. А тот похохатывает:
– Али боишься меня, Бася? Али нет у тебя доверия? Что ж ты не ешь медок?
Бася встала, поклонилась да и говорит:
– Нет, батюшка, не боюсь. Токмо не принято у нас поперёд хозяина в чашку лезть.
Медовая Борода видит, что не сомлела девчушка. Улыбнулся, приглашает ещё раз за стол и сам садится рядышком. Бася съела одну ложечку, чует, всю усталость как рукой сняли. Съела вторую – у неё сил прибавилось вдвое против прежнего, а третью еле доела, так насытилась. – Благодарствую, дедушка, – говорит, – за хлеб да соль. Только не дело мне засиживаться здесь, добрый хозяин. Домой торопиться надо, батюшка в недуге лежит. Прошу тебя, Медовая Борода, сделай милость, удели медку, по возможности, чтобы беду отвести, болесть укоротить. – Знаю я о твоей беде, Басенька, – отвечает ей дедок, – и мёд уж приготовил. Вот он, в туеске стоит. Бася мигом поднялась и к лестнице. А там хода нет. – Не торопись, милая. По лесу тебе не пройти, наверху уж ночка безлунная, час волчий настал. Отведу я тебя по своим путям-дорожкам. Только, чур, никому не рассказывать!
Делать нечего, Медовая Борода здесь всему указ. Пожалилась в уме Бася о лыжицах, что наверху остались, тятино подаренье. Но смолчала, чего хозяина обременять. И так напросилась в гости и выклянчила мёду. Пошли они под землёю. Басе чудно́ – все ходы изукрашены резьбой да фигурками. Везде светло, а откуда свет, непонятно. Под ногами дощечка к дощечке стелено, да не просто так, а узором невиданным. От всего этого дух перехватывает! Медовая Борода помалкивает да промеж всего на Басю поглядывает. Ну, пришли всё ж к узорчатым дверям. Хозяин стукнул два раза, ход открылся. Оказалось, что они на задках, у бани. В аккурат у берёзки, вот из неё выход и распахнулся! Шагнула девчоночка наружу, глядь, никого позади нет. А у дерева лыжицы стоят. Подхватилась и бёгом до избы. Марфа уж вся изошла, все жданки съела. Да и Мария не раз спрашивала, куда и зачем, мол, внучку послала? Ну, обошлось всё. Антип быстрёхонько на ноги поднялся, почитай за две недели оклемался. И кашель, и слабость, как рукой сняло. Вот он какой, медок-то лесной целебный! Про то, где мёд взяла, Бася никому не рассказывала, да шибко и не спрашивали. Знамо дело, догадывались. Иной раз, какой и спросит, что, мол, с Медовой Бородой задружилась? Но у Баси на всё ответ был. Не ваше, мол, дело! А коли шибко любопытствуете, то сходите попытать Медовую Бороду. Ну, народ и отстал. А Бася по стопам Марфы пошла, тоже знахаркой стала и в травках дюже понимать наловчилась. С Медовой Бородой встречалась потом и не раз. Но об этом другой сказ будет!

0
Избранные
Товар добавлен в список избранных
0
Сравнение
Товар добавлен в список сравнения
0
Корзина
0 Р
Товар добавлен в корзину!